• dikar20172
  • newyear2
  • banner1111
  • baner2222
  • prodavecdogdya
  • Lubov i golubi kirpich
  • Krechinskii kirpich
  • Boing kirpich
  • maket premiera

logotip2017 2 

sezon1612017

adress2017new

×

Предупреждение

JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING

 При упоминании о городе Оренбурге, стоящем на границе Европы и Азии, мы сразу же вспоминаем «Капитанскую дочку» Александра Сергеевича Пушкина, который путешествовал в этих краях и собирал материал для «Восстания Пугачева», а также писателя Сергея Тимофеевича Аксакова — друга Николая Васильевича Гоголя с его удивительной прозой и волшебным «Аленьким цветочком». Прошлое никуда не уходит, оно продолжает питать творчество современных авторов, композиторов, художников, режиссеров, актеров. Неудивительно, что Оренбургский областной драматический театр имени Максима Горького, отпраздновавший свое 160-летие, не прерывает связи с русской классикой, оставаясь верным психологической школе перевоплощения и жизни человеческого духа на сцене. Конечно, это очень непростой путь, тем более трудно не поддаваться модным течениям ради сиюминутного успеха и модерновым вызовам продвинутых режиссеров, объявивших себя демиургами. РифкатИсрафилов, возглавивший театр 20 лет назад, не пытается бежать впереди искусственного прогресса, у него свой взгляд на творческий процесс, собственное мировоззрение и своя философия: ничто так не обогащает зрителя, как вера в добро и человека, не пасующегося перед трудностями и сохраняющего честь и достоинство. Эти понятия, ставшие сегодня, к большому сожалению, рудиментарными, продолжают его волновать, ставить на эту тему спектакли и в этом же духе воспитывать актеров, составляющих костяк довольно мощной труппы. Уж казалось бы, что нового можно сказать в пьесе В. Гуркина «Любовь и голуби», прошедшей в сотнях театров, превращенной в сценарий известного фильма с этим же названием, а вот поди ж ты… Как ни странно, зрители охотно идут на это представление с деревенскими музыкантами, отлично зная сюжет. Несомненно, им хочется погреться в атмосфере бесхитростной, нравоучительной притчи, где отец семейства, попавший в капкан себе на уме дамочки, вдруг понимает, что настоящая жизнь была там — с вечно недовольной женой, тремя «спиногрызами», уже выросшими из коротких штанишек, а на шпильки, модные тряпки денег нет, и конечно же, голубиной мансардой. (В спектакле голуби живые, они курлыкают, машут крыльями, и от этого становится светло на душе.) Кто пострадает в результате этой изме-ны, а кто окажется в выигрыше — многие зрители, наверняка, знают. Но им интересно увидеть, хватит ли сил у Бориса Круглова распутать столь сложный клубок, не впадая в преднамеренноекомикование, как актриса Мария Губанова прореагирует на «цивилизованные» переговоры с любовницей мужа и чью сторону займут взрослые дети или скажут: «Это ваши проблемы». К счастью, в спектакле Исрафилова нет своих и чужих проблем, они для всех общие. Не то чтобы понятные, а близкие, задевающие за живое. Ради этого он вводит деревенских музыкантов: трех девиц и паренька с балалайкой. Живые свидетели семейных неурядиц ходят по деревне, наблюдают и сочиняют озорные частушки про любовь-разлуку. В их поле зрения попадают соседи и Кузякиных — Вислухины. Баба Шура в гротесковом исполнении Зинаиды Карпович никак не может справиться со своим дедом — бывалым моряком Митяем, добрейшей души человеком, склонном к преувеличениям и забавным приключениям, ну а фантазировать и чудить ему помогает спрятанная на теле чекушка беленькой. Александр Папыкин словно фокусник вынимает заветную «микстуру» из широких штанин, спасающую от любых стрессов и вот уже она, родимая, булькает в граненные стаканы, и все проблемы со злыднями женами сами собой отпадают, до определенного момента, когда с ухватом появляется гром-баба Шура. И тут все закрутится, завертится, словно в веселом хороводе, и не будет Митяю пощады от сварливой жены. Ну, чем не дель арте по-русски?… Да и кто бы мог подумать, что тяга к красивой жизни погубит наивного голубятника, впервые приехавшего на курорт? Ведь старшая дочь (Анастасия Павлова) уже обожглась на этом. Побывав в Иркутске и неудачно выйдя там замуж, она вернулась в родительский дом, где чувствует себя чужой и бродит, как неприкаянная. В свою очередь Василий Кузякин, смолоду при- вязанный к единственной подруге жизни, никак не предполагал, будто женщины могут соблазнять мужчин, а не наоборот. Раиса Захаровна с длинными ногами от шеи, в платье по самое «не могу» моментально берет инициативу в свои руки, распаляя обалдевшего мужичка до дрожи в коленях, и он, как послушный бычок на веревочке, точнее, впервые надетом галстуке, следует за женщиной-вамп, позабыв обо всем на свете. Ирина Прохорова в гротесковом ключе играет эмансипированную даму, мечтающую об одном, чтобы в ее аккуратном гнездышке поселились «штаны», а там со временем она сделает из Василия культурного бойфренда. Только она не учла одного — у этого деревенщины оказалась живая душа, грусть-тоска его съедает и хочется на волю, туда, где над крышей порхают голуби, во дворе дел невпроворот и жена пи- лит с утра до вечера. Один из самых смешных эпизодов народного лубка, это когда самонадеяннаяРаиска заявляется в дом Кузякиных объявить Надежде, что Василий к ней никогда не вернется. По всему видно, она абсолютно уверена в собственной неотразимости и поэтому не боится какой-то там жены в застиранном платье, а вот вредных микробов опасается. Для этого у нее припасен платочек. Его можно и на скамейку постелить, и на плечо несчастной жертве набросить, чтобы припав к ней щекой, сочувствие изобразить. Только этот номер у нее не проходит. Надежда умеет за себя постоять и разлучнице приходится срочно ре- тироваться, иначе в глаз получит, оставив в руках гордячки бант от модной шляпки. Начиная с этого момента, а также возвращения блудного мужа, темпоритм спектакля категорически меняется. Он становится упругим, энергичным, полным опасностей и непредсказуемых сюрпризов. Зигзаг судьбы может повернуться в совершенно неожиданном направлении, ведь на кон поставлена любовь, а она держится на тонкой ниточке, готовой в любой момент оборваться… Да и топор, воткнутый в бревно, должен непременно оправдать свое предназначение, несмотря на жанр комедии. Смех смехом, а бескорыстные чудаки тоже способны на отчаянные поступки, когда затрагивается их честь. По край- ней мере, именно взрослый сын хватается за топор и готов зарубить отца, нарушившего обет верности. Сильный эмоциональный взрыв прочищает мозги витающему в эмпириях Васи-лию. Оказывается, он не знал своих детей, не ведал, что его крикливая жена, то чудо, которое он в повседневной суете не оценил. Итак, Надежда должна праздновать победу, она выиграла, но теперь надо сделать не менее трудный шаг — простить. И тут начинается комический детектив. С одной стороны, хочется, а с другой — колется. Инкогнито встречаться на холоде у реки неловко, и все-таки тайна «обвенчала» их, они вновь помолодели, выбросив из головы весь мусор, мешающий свобод- но дышать, ощущать себя счастливыми. Да, комедия немыслима без счастливого финала, а вот чему она научила, это ответит зритель, не раз испытавший на себе проверку на прочность, подобно главным героям спектакля. «Милые люди» по рассказам Василия Макаровича Шукшина в постановке РифкатаИсрафилова чем-то похожи на «Любовь и голуби». Место действия все то же — русская деревня. Кстати, она может быть и татарской, и марийской, потому что люди в ней живут по законам соборности и правилам нравственности. Когда в каком-то доме происходит радостное или, не дай Бог трагическое событие — сарафанное радио срабатывает мгновенно, и все собираются вместе, чтобы сообща порадоваться или предложить помощь. Национальный менталитет зеркально отражается в фольклорном творчестве. Поэтому режиссер, не мудрствуя лукаво, сочинил музыкальный калейдоскоп из дорогих сердцу наро- да песен в сопровождении деревенских музыкантов и зажигательных плясок. Это не собранные под одну крышу вставные номера, они выросли из режиссерского замысла и главной идеи спектакля — жизни по со- вести, такой дорогой и желанной для честного писателя. Национальные характеры тоже представляют калейдоскоп, но уже другой — психологический, наполненный разными чертами персонажей: добрыми, завистливыми, противоречивыми, злыми, отчаянными, живущими на одной земле и потому родными чудаками, раскручивающими земной шар по-своему. Давно я не видела спектакля, где бы с такой любовью и пониманием были представлены сельские жители — главное богатство России, о котором забыли и почти не говорят. Может быть, кто-то из моих коллег зачислит «Милых людей» в разряд ретро, далекий от современной жизни, только им не понять, что есть национальная идея, так до конца и не сформулированная власть предержащими. Шукшин чувствовал ее всем своим нутром, всеми фибрами изболевшейся души, бился в закрытые двери и потому сгорел преждевременно. Начинается представление с ударной волны. Перед зрителями возникают три веселых гармониста и, хитро подмигнув, заводят: «Всем, кто держит камень за пазухой — ой и трудно в деревне у нас». Словно разноцветный горох посыпятся на вольный простор парни и девчата, и станет тесно от их разгоряченных молодых тел, воздух наполнится стуком каблучков, радостным визгом, а над ними будет планировать деревянная птица счастья, обещая каждому танцору долгую жизнь и счастье. Длинные качели, словно маятник часов, будут вести свой отчет времени, ибо никому не предугадать, как и когда закончится земное бытие. (Исполнители охотно обыгрывали широкое пространство в сценографии ТанаЕникеева.Сразу было видно, что режиссер с художником отлично понимают друг друга.) Так Андрей Ерин в исполнении Бориса Круглова сильно взволнован наличием микробов в капле воды, увиденных в новеньком микроскопе, купленном в сельпо потихоньку от суровой жены. Охочий до науки мужичок начинает метаться по квартире, злиться, недоумевать: надо же, сколь- ко лет прожил, а только сейчас узнал о микробах, заполнивших весь мир. Что делать? Этот провокационный вопрос задает и бабка Маланья (Наталья Панова), собравшаяся лететь к сыну, а всезнающий, вертлявый Серега с шилом в одном месте уверяет, будто все самолеты падают, не забывая приложиться к огромной бутылке с самогоном. И чем больше он пьет, тем активнее работает его фантазия, вгоняя впечатлительную старушку в стопор. Сергей Шахмуть настолько виртуозно проводит эту забавную сцену, что кажется, артист рожден для роли Хлестакова. В рассказе «Привет Сивому!» скромный Серж с цветами и в шляпе, придя в гости к легкомысленной Кет, застает у нее кру того парня, без всякого стеснения лапающего ее за все места и не получающего от- пора. Что до глубины души возмущает тишайшего интеллигента. От безысходности он выпивает полбутылки виски и тут в нем просыпается лев, о чем он ранее не по- дозревал. В бешенстве с безумными глазами Серж бросается на противника, складывается циркулем, кувыркается, летит к заветной цели со скоростью запущенного в ворота футбольного мяча. Раз… и мимо, снова вскакивает и бьет, — опять мимо. По сути, этот цирковой номер Дмитрий Воропаев исполняет в лучших традициях виртуозной эксцентрики, мастерски срепетированной с режиссером и воплощенной в комическом варианте. Мое удивление, связанное с легким дыханием артистов и глубинным погружением в образы, возрастало по восходящей и наконец достигло высшей точки в рассказе «Одни». Два исполнителя, Сергей Тыщенко и совсем молодая актриса Лариса Толпышева, закутанная в огромный платок, явно страдающая ревматизмом, затерялись среди хомутов, свисающих с потолка вожжей и разной утвари для лошадей. На скамье сидит старик в кожаном фартуке и что-то мастерит. Старики прожили вместе огромную жизнь, но смотрят в разные стороны. Она по-прежнему собирает копеечку к копеечке, экономя на всем, как будто хочет все унести на тот свет. Он тяжело вздыхает, горюет, ведь шорник уже никому не нужен, а значит и жизнь его не представляет никакой ценности. Дети разъехались, осталась одна радость — балалайка с оборванной струной. Хорошо бы купить новую, да старуха на такое баловство денег не даст… Ничего особенного в этой сцене не происходит, но за актерами следишь, затаив дыхание, даже в зонах их длительного молчания. Они живут на сцене по законам реализма, когда условность уступает место правде чувств. Казалось бы, ну поду- маешь, какая невидаль, старики вспоминают о прошедшей молодости, впервые осознавая, что это была самая счастливая пора в их жизни и ждать уже нечего. Конечно, время не повернуть вспять, только пока они живы, старик может надеть красную рубаху, взять в руки балалайку и сыграть, а старуха, сбросив платок и распрямив усталые плечи, пустится в пляс, и между ними вновь возникнет та самая связь двух сердец, которая заменилась привычкой. Поэтому режиссер, отвечая на излюбленный русский вопрос: «Что делать?» — ничуть не сомневаясь, отвечает: надо жить на полную катушку, весело, озорно, не ску лить и не падать духом, так как не успеешь глазом моргнуть, а уже пора собираться в дальнюю дорогу, откуда нет возврата. Неслучайно заключительным аккордом деревенских посиделок стал рассказ «Степка», вместивший в себя и загадочную русскую душу, и любовь к отеческим гробам, и человеческое достоинство за тюремной решет- кой. Степка в мощном исполнении Андрея Иванова, сбежав из колонии за два месяца до освобождения, не стал прятаться, а как вольный человек пришел в родную дерев- ню и солгал родителям, что его отпустили досрочно. Страха нет, он знал, на что идет, куда страшнее было ждать, когда казалось сердце вот-вот разорвется. Ему позарез хотелось увидеть родные лица, на гармошке сыграть, обнять любимую, а там хоть «трава не расти». Вся деревня собирается во дворе Емельяна Воеводина. Как же, на- конец-то, отец дождался сына, и столы сами собой накрываются как скатертью-самобранкой, слезы радости не скрываются, наоборот, у всех такое ощущение, будто они получили вольную и можно плясать до рассвета. Даже милиционер расчувствовался, не стал при всех выводить на чистую воду беглеца, знал — сам придет. И в пред- чувствии неминуемого, как бы отрешившись от случившегося, хор односельчан запевает старую казачью песню: «Не для меня придет весна»… Казалось, после таких самобытных и филигранно отточенных спектаклей, «Свадьба Кречинского» не может подкачать. Тем более в интерпретации известного режиссера Сергея Яшина. Многие постановщики обжигались на драматургии Сухово- Кобылина, с первого взгляда понятной и простой, а на самом деле коварной, с подводными рифами. Вот и на этот раз, полностью доверившись драматургу в обозначении жанра комедии, режиссер ввел зрителей в некое заблуждение, так как в махинациях Кречинского, с точки зрения нашего сегодняшнего восприятия, ничего смешного нет, разве только доверчивые дурачки и дурочки попадались на его удочку, типа порхающего мотылька Лидочки в исполнении Ольги Бересток, мечтающей поскорее выскочить замуж и избавиться от опеки папеньки и надоедливой тетушки, которая не прочь пофлиртовать с красавцем Кречинским. Зачем режиссеру понадобилось дискредитировать даму в летах — нетрудно догадаться: чтобы разнообразить скучную жизнь зажиточного помещика Муромского, где молодые слуги тоже могут пригодиться для расшалившейся Анны Антоновны, сыгранной Натальей Пановой. Боже упаси, я не посягаю на режиссерский замысел, но как-то неловко наблюдать подобного рода адюльтеры на полу гостиной. А впрочем, ради «завлекалочки» и такое сойдет. Поэтому в данном случае теряться не надо, фантасмагория так фантасмагория, сатира на прогнившее общество так сатира, комедия тут себя не совсем оправдала. Ну, а теперь давайте посмотрим, как артисты справились со своей задачей — развлекая поучать и предостерегать от сонма проходимцев, играющих на тонких струнах душ доверчивых людей. Главный знаток человеческих пороков Михаил Васильевич Кречинский, каким его трактует Сергей Тыщенко, не просто разорившийся игрок, он вылитый демон зла, с обворожительной улыбкой устраивающий темные дела и получающий удовольствие от этого. Его правая рука Иван Антонович Расплюев  вынужден служить своему босу, но если бы представился удобный случай, то заложил бы его с огромной радостью. Сергей Кунин играет эдакого гаденького карлика с рожками в кудрявой голове, не хватает только хвоста для портрета черта. Владимир ДмитричНелькин (Сергей Шахмуть) тоже не робкого десятка и мог бы запросто разоблачить шулера Кречинского, перехватившего у него инициативу жениться на Лидочке, только слишком он много суетится, прыгает, как кузнечик, кричит, размахивает руками, на словах готов горы свернуть ради высоких идеалов, а присмотришься к нему — пустой человечек. Таким образом бескорыстных чудаков в пьесе Сухово-Кобылина нет и не может быть, все куют свое счастье за счет другого, и обман не считается большим преступлением, так как известно: «Не пойман — не вор». На том и стоим!