• banner gostinka 2019
  • banner dikar2019
  • kasatka2018new2
  • banner kuricha2019
  • banner lodochnik2018
  • banner pisma2019
  • banner pozovi v proshloe2019
  • banner granti

logotip2017 2 

teatr20192163sezon2

adress2018

 

vk20184

fb20182

ok20181

ok20181

 

 

 

 

 

 

 

 

 

×

Предупреждение

JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING

Автор: Надежда Солодовникова, журнал "Оренбургский край" N3, 2003г.
О фестивале «Гостиный двор»

Вот уже в третий раз Оренбург становится своеобразной театральной Меккой. Пусть меньшей по масштабам, чем иные престижные парады новинок сценического искусства, но не менее привлекательной как для театров, так и для театралов. Ведь неспроста, родившись под маркой регионального, оренбургский фестиваль "Гостиный двор" получил затем статус международного. Конечно, по количеству представленных государственных флагов он пока отстает от столичных фестивалей. Однако тот факт, что на сценических площадках областного центра звучала речь на четырех языках (русском, татарском, белорусском и грузинском), красноречиво говорит о расширяющейся географии нашего театрального форума. В этот раз программа включила в себя пятнадцать спектаклей, десять из которых привезены творческими коллективами из Москвы, Минска, южно-осетинского Цхинвала, Челябинска, Орла. Свои лучшие работы показали и постоянные участники "Гостиного двора" из Казани, Уфы, Самары, Магнитогорска. А кроме того, несколько спектаклей можно было посмотреть сверх основной афиши, по плану клубных мероприятий.

Учредители нового для Оренбуржья проекта, а это в первую очередь администрация области в лице комитета по культуре и искусству и местное отделение Союза театральных деятелей, утвердили для своего детища одно непреложное условие: при всей вариантности, допускаемой в составлении афиши фестиваля, гибкости внутри общей его программы оренбургский биеннале (так он был задуман изначально) должен как можно шире отражать разножанровую природу этого искусства. Однако многоликость жанров ни в коей мере не исключает этнографический фактор, который столь ярко представлен в национальном срезе народонаселения Уральского и Поволжского регионов. Как показала практика, "Гостиный двор" стал дополнительным импульсом в процессе развития межнациональных отношений в нашем крае, сохранения единого для республик, входящих в состав Российской Федерации, и стран СНГ культурного пространства.

И действительно,театральная мозаика, представляемая в течение шести дней на четырех сценических площадках, отразила не только многообразие жанров, но и тончайшие нюансы внутри каждого из них. Так, восемь иногородних театров привезли спектакли, которые по общим канонам принято считать драматическими. Но если Орловский академический театр, столичный Ермоловский и Челябинский ТЮЗ письменно обозначили свои постановки драмами, то остальные решили уйти от тривиального определения. Татарский театр имени Г. Камала дополнил название "Черная бурка" грифом "музыкальная драма", Самарский академический остался верен авторской ремарке и сохранил за "Доходным местом" Островского жанровую пометку "комедия". Или вот Орский драмтеатр, показавший свой спектакль "Персидская сирень" за рамками основной афиши, посчитал нужным назвать его трагикомедией. И уж совсем непривычно - "коктейль в 1-м действии" - звучит жанровый подзаголовок спектакля "Кровавая Мэри" Белорусского академического театра. А магнитогорцы предпочли вообще уйти от определения жанра, их сюрреалистический и даже фантасмагорический "Козий остров" не имеет никаких дополнительных пояснений. Никто и не подумал поставить творческому коллективу в вину такое своеволие: как говорится, хозяин - барин. Да и Оренбургский драмтеатр представил своего "Фредерика" не просто драмой, а романтической, что вполне вписывается в концепцию режиссерского замысла.

Что касается других жанров, то и здесь фестивальная афиша могла удовлетворить самые разнообразные вкусы публики. К примеру, спектакль Цхинвалского драматического театра "Юлий Цезарь" поставлен по одноименной шекспировской трагедии, которая претерпела серьезную трансформацию не только по причине использования более современных сценографических и пластических средств выражения, но и за счет смысловых нововведений, привнесенных в ткань сценического действа волею постановочной группы.

Знаменательной особенностью третьего "Гостиного двора" стала еще одна отрадная тенденция: представленные работы в подавляющем своем большинстве позволяют надеяться, что современный театр постепенно уходит от внешней деструктивной вычурности, нарочитого, самоцельного формализма, вновь возвращаясь в лоно праматери классической драматургии и к истокам русского психологического театра. Даже в самых сложных по художественному исполнению спектаклях форма не довлеет над содержанием. В каждом из них заключен не просто нравственно здоровый смысл, но глубокая, философски позитивная идея, как бы безысходно ни выглядела реальность - будь то история женского соперничества, нравственных падений и взлетов, противоречий и беспощадной любви, вспыхнувшей на мистическом "Козьем острове", или притча о долге, чести, очищении страданием, которую преподносят нам "братья наши меньшие", твари бессловесные из "Черной бурки". Даже когда режиссер купирует авторский финал с хэппи-эндом, не оставляя нам надежд на благополучный исход в судьбе главного героя "Доходного места", можно понять, во имя чего он это делает. Сегодняшний театр вынужден снова обратиться к теме так называемого маленького человека. Но если в позапрошлом веке драматург, а вслед за ним и зритель, смотрел на него как бы со стороны, то теперь многие самих себя ощущают такими маленькими, беззащитными людьми в большом и враждебном мире. Нам не хочется подчиняться его жестоким законам, однако, где брать силы на противостояние ему, мы пока не знаем. Может, все-таки пока?..

Настоящим праздником стал фестиваль для любителей балета. Спектакль, привезенный Башкирским государственным театром, позволил даже европейским знатокам хореографического искусства высказать положительное мнение по поводу российского балета. И опять же главным преимуществом называется именно стремление сохранить академизм, классический танец XIX века. Уфимская "Жизель" поставлена так, как она была задумана в русской версии самим Петипа. Башкирские артисты показали хорошую школу и потому имели заслуженный успех.

Не осталась обделенной и совсем юная публика. Оргкомитет фестиваля целенаправленно включил в программу детские спектакли. Среди привозных - "Сказка волшебной ночи", поставленная татарским государственным театром кукол "Экият". Спектакль определен критикой как "детский триллер в стиле фэнтэзи", он насыщен весельем, остросюжетен, по-праздничному ярок. Ощущению праздника способствуют выразительные декорации, фантастический облик персонажей, замечательная музыка, прекрасно поставленные танцы и пантомима. Но особенно приятно то, что на фоне казанцев совсем непроигрышно, а подчас даже и более выигрышно выглядели оренбургские детские постановки - "Журавлиные перья" областного театра кукол и "Лутоня" - муниципального "Пьеро". В первом неизменный восторг у детей вызывает необычное, прямо-таки завораживающее зрелище, неповторимый национальный колорит японской сказки, во втором - большие, в человеческий рост, но при этом очень милые и смешные куклы.

Все вышеприведенные оценки в той или иной интерпретации звучали из уст профессиональных знатоков театра, приехавших в Оренбург большой бригадой. Достаточно назвать таких, как главный редактор журнала "Театральная жизнь" Олег Пивоваров, заместитель художественного руководителя Академического Малого театра заслуженный деятель искусств РФ Валерий Подгородинский, кандидат искусствоведения, тоже заслуженный деятель искусств России Константин Щербаков, член совета Международной академии театра Николай Жегин, чтобы представить авторитетность коллегии критиков. Естественно, что нам особенно дорого было их мнение об оренбургских театрах. Например, автор этих строк от души порадовался похвале, прозвучавшей в адрес театра музыкальной комедии: по мнению москвичей, нашумевшие в столице мюзиклы не очень-то прижились на российской почве, а вот к оперетте, по некоторым приметам, возвращается неподдельный интерес.

Истины ради надо отметить: во время обсуждения маститые критики иногда, образно говоря, скрещивали шпаги, да так, что искры летели. Такое явление лишний раз показывает, сколь разнообразно и многослойно может быть эмоциональное воздействие искусства, в том числе и театрального, на разных по своему складу людей. Что же касается простых зрителей, то они в Оренбурге, опять же по мнению приезжих участников фестиваля, очень чуткие и доброжелательные. Доказательство тому - переполненные залы и нескончаемые аплодисменты, подаренные публикой каждому спектаклю.

Надежда Солодовникова, журнал "Оренбургский край" N3, 2003г.