• banner gostinka 2019
  • banner dikar2019
  • kasatka2018new2
  • banner kuricha2019
  • banner lodochnik2018
  • banner pisma2019
  • banner pozovi v proshloe2019
  • banner granti

logotip2017 2 

teatr20192163sezon2

adress2018

 

vk20184

fb20182

ok20181

ok20181

 

 

 

 

 

 

 

 

 

×

Предупреждение

JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING

Автор: Евгения Павлова, театральный критик, заслуженный работник культуры, лауреат губернаторской премии "Оренбургская лира", газета "Вечерний Оренбург", 16 декабря 2004 года

Английская пословица (в вольном переводе): "Пока подносишь чашу ко рту, многое может произойти". За столь же короткое время в семье Ильиных произошло столько и такого, что театр не мог не рассказать нам об этом. И народный артист России Рифкат Исрафилов поставил современную драму Андрея Кутерницкого "Между чашей и губами".

...Уличная скамейка, где герои откроются друг другу в сокровенном, где придут к ним главные жизненные решения, вынесена прямо в зал, и это для спектакля принципиально. Конечно, каждое сценическое произведение - "про жизнь" и "про нас". Но одно пробивается к нашему чувству через изощренную театральную эстетику (и мы по-зрительски просто счастливы, что таких в афише областного театра драмы явное большинство). Другое рассчитано на прямой контакт оголенных нервов сцены и зала и дает мгновенную вспышку. К ним и отнесем только что состоявшуюся премьеру. Художник - заслуженный деятель искусств России Тан Еникеев - воссоздал во всех существенных подробностях мансарду живописца Ивана Ильина-с мольбертом, который никогда не пустует, но весьма скудно кормит немногочисленное семейство его хозяина, со свитком никому не нужных сегодня акварелей, с трудягой-холодильником - из тех еще, что взбрыкивают, как застоявшийся конь, когда включается мотор. Только вот - белый парусник?.. Но мы скоро поймем: он - из мечты сына, Саши, которой не суждено осуществиться. Потому что - война. Десятый год кровоточит она на юге России, но достает человека везде, и в петербургском доме Ильиных тоже. Беда не приходит одна. Иногда, даже вместе со счастьем. Так случилось и с нашим художником. Ильин - народный артист России Андрей Лещенко, живет болью за изувеченного в Чечне, выкинутого из жизни сына и поздно пришедшей любовью. Актер ограничивает себя во внешних проявлениях душевной жизни своего героя, но от этого она только глубже захватывает зал своей силой, своей несомненной правдой. Его любовь - его Таня, кажется, совсем из другой породы людей. Уверенная в себе, умеющая выстоять в любых обстоятельствах, в исполнении заслуженной артистки России Натальи Беляевой, она сначала производит впечатление победительницы жизни. Но скоро понимаешь, что их "грешный" союз осенен ? духовной близостью, он не прост, он не отменяет власти нравственных запретов. Ведь в их истории есть третья сторона - жена Ильина. Тамару Николаевну, наверное, позволительно было бы назвать женщиной ординарной, если бы исполнительница этой роли заслуженная артистка России Надежда Величко не наделила ее святой материнской любовью. Нерассуждающая, нерасчетливая, не ищущая благодарности, она наполняет спектакль, вызывая горячий отклик зала. Случайно пересекся путь преуспевающего коммерсанта и начинающего политика Драгунского с семьей Ильиных. В трактовке Бориса Круглова он интересен, потому что неоднозначен. Да, уверен: ему все подвластно. Но почему так нервен? Почему, стремясь развеять страхи дочери, доходит почти до истерики? И ему неуютно в нашем времени, вот что. Стоит ли говорить о других? Ощущение, что все мы брошены на произвол судьбы, неинтересны с бесконечными нашими бедами власть придержащим и самому Господу, не покидает героев спектакля и находит сочувственное понимание зрителей. Спектакль замечателен тем, что рядом с мастерами мы видим в серьезных ролях студентов театрального факультета института искусств и радуемся новому знакомству. Горькую историю Саши мы слышим задолго до его появления на сцене и готовимся увидеть павшего духом инвалида. Александр Федоров поражает контрастом с нашими ожиданиями: в мансарду отца он врывается шаровой молнией, начиненной энергией и желанием жить в полную силу, отпущенную ему природой. Так же безмерно его отчаяние, когда, пробуя убеждать, требовать, он не получает отклика. А просить - не умеет, не считает возможным. Но, как ни странно, до конца понимаем мы Сашу в самой статичной сцене - на скамейке с матерью - глядя на его окаменевшее лицо, вслушиваясь в бесстрастный голос. Но это обманчивое спокойствие - пришла минута: он делает выбор. Он уйдет к погибшим "ребятам". И это, как ни страшно вымолвить, победа Саши, не желающего спекулировать на собственных ранах. Суперсовременной Аленой пришла позировать художнику студентка Юлия Безбородова. Девушка получила для сеансов платье из девятнадцатого века, к которому никто не приложил манеры его носить. Мы не упрекаем - действительно, откуда?.. Но, пожалуй, в силах юной исполнительницы убрать резкую границу между Аленой первого и второго актов - между беззаботной легкомысленной моделью художника и человеком, пытающимся разгадать знаки Судьбы. Это почти удалось Анастасии Тюфякиной в роли проститутки. В ней перемешаны заемные приемы начинающей обольстительницы с еще детским любопытством и способность искренностью отозваться на искренность. А студенты Константин Конюхов и Алексей Николаев сильно польстили своим героям - у телохранителей Драгунского человеческие лица и респектабельные манеры (когда, конечно, они не "при исполнении"). Повторимся: "градус" сопереживания зала - а он, по крайней мере, на премьерных спектаклях высок - заслуга актеров, играющих истово, плачущих не актерскими, а своими настоящими слезами и в ответ получающих такие же. Но театр чутко аккомпанирует исполнителям на своих "инструментах", сопровождая действие выразительными, просто говорящими мелодиями (музыкальный руководитель Тамара Пикулева), бесшумно падающим снегом, дающим глазу отвлечься, отдохнуть. В спектакле много белого цвета. Белы платьица детей, исполняющих рождественские песенки. Чистые ребячьи голоса здесь - как точка отсчета, возможность поверить сущее истинным. Но нравственный итог рассказанной театром истории представляется - в другом: не случайно всплыла в памяти пушкинская строка: "Одни, без ангелов...". Герои спектакля, в конце концов, сами, одни решают свои нелегкие проблемы - через отказ от себялюбивых намерений, через жертвенность, через любовь, которая, как известно, "своего не ищет".

Евгения Павлова, театральный критик, заслуженный работник культуры, лауреат губернаторской премии "Оренбургская лира", газета "Вечерний Оренбург", 16 декабря 2004 года