• dikar
  • banner kasatla2018
  • shest blud kuricha
  • banner lodochnik2018
  • banner mir skazki
  • banner karlil nos

logotip2017 2 

teatr20192163sezon2

adress2018

 

vk20184

fb20182

ok20181

 

 

 

 

 

 

 

 

 

×

Предупреждение

JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING

В начале осени, 4 сентября, в Оренбургском драмтеатре начинается новый театральный сезон. Откроется он спектаклем «Касатка» по одноименной пьесе Алексея Толстого. Почему постановка так актуальна сегодня и чего ждать от спектакля, рассказал режиссер Рифкат Исрафилов. - Рифкат Вакилович, почему именно «Касатка»? - Произведение написано в 1916 году, в неспокойное предреволюционное время, когда надвигалась катастрофа. Эта пьеса про любовь. Когда человек ищет и находит ее, он становится самым счастливым. Это формула, которая в нашей жизни является основным воодушевлением человеческой личности. В те времена многие уезжали за рубеж. А в пьесе наоборот – главные герои возвращаются к своим истокам, туда, где они родились. Они словно возрождаются, начинают жить заново. И эта простая история Алексея Толстого сегодня для наших зрителей очень актуальна и необходима. - Как вы понимаете, что публика хорошо воспримет, а до чего она еще не доросла? - Прежде чем начать работу над новым произведением, всегда нужно учитывать менталитет местности и то, насколько это необходимо нашему зрителю. Я думаю, проблема любви волнует многих простых людей. Приходя в театр, они находят для себя какие-то новые источники вдохновения, и это очень важно. Мы ведь не зря говорим, что зрители – это художники. Они становятся сопричастными к созданию спектакля. Если тема, которая поднимается в произведении, затрагивает души людей, значит мы получаем ответную реакцию. Ту эмоциональную энергетику, которая поступает из зала на сцену. Происходит обоюдное восполнение эмоционального накала. - Как вы распределяете роли? В каких случаях даете актерам «комфортные» роли, а в каких – «на сопротивление»? - Есть актеры отрицательных эмоций – они не смогут играть положительных героев. Это даже не амплуа – просто человек таким родился. А бывают от природы холодные люди, рациональные. Поэтому при подборе актера на ту или иную роль важно, чтобы его душевный строй совпадал с душевным строем персонажа. Человек отрицательных эмоций никогда не поймет, что такое чувство, и никогда его не сыграет. Конечно, есть еще возрастной момент, особенности характеров персонажей. И когда внутренние миры актера и персонажа совпадают, успех обеспечен. А если этого нет, зритель просто не сможет окунуться в атмосферу и обстоятельства, в которых находится герой. Значит, режиссер неправильно определил роль и нужно отказаться, пока не поздно. - Как вы начинаете работу над новым спектаклем: пересматриваете постановки других режиссеров, углубляетесь в текст или больше доверяете своей интуиции? - Сначала готовится партитура спектакля, происходит аналитический разбор произведения. Причем, не с точки зрения литературы, а с точки зрения осуществления задуманного на сценической площадке. События, задачи, действия – все это расписывается как кандидатская диссертация. Каждый спектакль – это открытие, режиссерская экспликация произведения. Иногда над этим приходится работать год, а иногда – несколько лет. А когда ты уже вошел в «ткань» спектакля, разобрал материал и распределил роли, то можно считать, что спектакль уже почти готов. - В чем ваша главная задача как режиссера? - Основная задача режиссера – найти в спектакле особый способ существования актеров. Например, капустник играть как трагедию нельзя, и трагедию как капустник, соответственно, тоже. Поэтому сначала определяется жанровая природа спектакля: драма это, комедия ил фарс. Далее подбираются задачи, соответствующие жанру, и запускаются события. Актер должен пропустить все это через себя, войти в образ своего персонажа. Это и есть перевоплощение. Построение спектакля – очень сложный процесс, сравнимый с рождением ребенка. - Имеет ли место в вашей работе сотворчество? Советуетесь ли вы с актерами при постановке той или иной сцены? - Конечно, это совместная работа. Иногда бывает, что артист не может воплотить режиссерскую идею. Тогда начинаются поиски: может быть, у него есть какое-то свое сценическое решение? Спектакль – это совместное творение. Поэтому, чем больше артист участвует в этом творческом процессе, тем лучше результаты. - Константин Хабенский в одном из интервью упомянул, что в этом смысле русская школа кино сильно отличается от американской, в которой актеров больше учат выполнять наставления режиссера, нежели предлагать… Нет никакой американской школы. Есть русская психологическая школа, и это признано во всем мире. Многие не знают, но основоположником Голливуда является русский артист Михаил Чехов. Это он приехал туда и начал обучать американцев нашей психологической школе. Поэтому, приезжая в Россию, американские актеры говорят спасибо системе Станиставского, которой пользовались также Чехов и Вахтангов. Свой путь есть у европейского театра. Но, тем не менее, великий мастер английский русского происхождения Питер Брук как-то сказал, что стать великим режиссером ему помогли именно принципы русского живого театра. - Почему оренбуржцам стоит идти на «Касатку»? - Толстой – великий писатель, и «Касатка» - это наша история. Когда-то эту пьесу ставили в Уфимском академическом театре, недавно премьера прошла в Самаре. В нем фактически собраны отголоски «Идиота», чеховских «Трех сестер» и многих других творений наших великих писателей. Поэтому с уверенностью можно сказать, что произведение не забыто театром: оно дает возможность «подышать» эстетикой того времени. Будем надеяться, что зрителю «Касатка» понравится.