• dikar
  • kasatka2018new2
  • shest blud kuricha
  • banner lodochnik2018
  • banner mir skazki
  • banner karlil nos

logotip2017 2 

teatr20192163sezon2

adress2018

 

vk20184

fb20182

ok20181

 

 

 

 

 

 

 

 

 

×

Предупреждение

JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING

Отправиться в царство мертвых, туда, откуда не возвращаются,  чтобы спасти любимую!  Вот на что идет главный герой  спектакля, поставленного на сцене областного театры драмы режиссером Александром Федоровым. Известный античный сюжет  Анна Яблонская (погибшая в  2011-м  при теракте в Домодедово) интерпретирует в условиях современной жизни. И получается, что Орфей (он же Лодочник) – это  допившийся до предела, опустившийся мужик. А Эвридика – его юношеская любовь Оля, не выдержавшая участи матери-одиночки.  Да он и не вспомнил бы о ней. Если бы не одно обстоятельство.   

Сделка со  Смертью почти ничем не отличается от приема на работу в серьезную фирму. Подробное  собеседование – бывший поэт, бывший  сторож, уволенный за пьянку с прежних мест работы,  попал не него, можно сказать, с похмелья. Деревья, растущие на берегу непонятно какой реки (на «с» начинается, на «с» заканчивается), где он валялся,  все и устроили. Эти представители мира природы в исполнении студентов актерского факультета института искусств  далеко не безучастные наблюдатели.   Они агрессивны, напористы, именно их усилиями действие ускоряется, а конфликт обостряется. 

Работодатель – строгая бизнес-вумен в красном деловом костюме – говорит, что требуется, и сколько за  преимущественно ночные смены будут платить.  Осталось только подписать контракт, разумеется, кровью.   Так наш герой стал  лодочником, перевозящим души людей « на ту сторону жизни». Его общение с пассажирами –  философские размышления об отношении к смерти.   Пожилая  Женщина с пустым ведром (Надежда Величко в этом образе проста и естественна)  - мать,  вырастившая троих детей.  («Да ни один на похороны не приехал! Только Жучка по мне выла!»). Для нее дорога на тот берег как освобождение от земных тягот.  Чего не скажешь об одном нобелевском лауреате (лодочник помнит его стихи наизусть).   Этот образ (вероятно, Иосифа Бродского), как всегда блестяще, с характерной самоиронией,  воплощен на сцене Сергеем Куниным. Знаменитый поэт, будучи уже мертвым, продолжает цепляться за жизнь, точнее – за лодочника, уговаривая его вернуться назад.    

Третьим пассажиром оказывается  женщина, которая просто не хочет жить.  Трепетное, хрупкое  и с виду юное создание  в исполнении Ольги Бересток ( в другом составе – Юлии Каштановой) и есть та первая любовь лодочника.  И у него, наконец, появляется цель – спасти Ольгу. Но кто способен побороть саму Смерть? Вот этот бесхарактерный мужичонка, алкаш в лакированных ботинках по определению одного из героев? Два разных образа лодочника  воплощены Дмитрием Гладковым, в чьих интонациях угадывается Женя Лукашин из «Иронии судьбы».  И Сергеем Тыщенко, сыгравшим такого залихватского выпивоху, который  даже со Смертью говорит довольно уверенно. Но, видимо, по той причине, что ему нечего терять.

Критики не раз отмечали, что в пьесе «Лодочник» соединены, казалось бы,  несовместимые жанры – трагедия, сатира, фарс и мелодрама. В спектакле это особенно чувствуется во второй части.   Мелодрама начинается в тот момент, когда лодочник знакомится с дочуркой, о существовании которой даже не слышал.  А утрированное поведение  этого трудного подростка с проколотым пупком и синими волосами в исполнении Татьяны Вдовиной (и особенно Анастасии Павловой) – откровенный фарс. 

Чтобы попасть в царство мертвых герой обращается к йогу. Почему – остается только догадываться. Вначале работодательница (Мария Губанова и Юлия Дмитриева в другом составе) что-то говорила  про нелюбовь к ним жителей того берега.  Сцена с йогом по имени Харитон (особенно в исполнении Эдуарда Султанбекова)  - удачная сатира.      

В то же время сама пьеса Яблонской,  на мой взгляд,  далеко не самый выигрышный исходный материал для постановщика. В ней есть и  слабые места, ничем не объяснимое развитие сюжета,  которое очень непросто  показать убедительно.  Причем речь идет об одной из ключевых сцен – спасении Ольги из царства мертвых.  Вот уже их настигла Смерть со своими подручными - деревьями.   Но тут, откуда ни возьмись, появляется йог, как выясняется – бывший лодочник. Харитоныч - это ведь почти Харон?   Разгоняет всех веслом и после короткой перепалки («Ты думаешь, я бесчувственная? – Нет, я так не думаю…») Смерть, снисходительно  улыбаясь, и  как бы понарошку подняв руки вверх,  отступает.  Но главное, что зритель, привыкший к счастливым финалам,  получает обещанный хеппи-энд. И веру в то, что исправить ошибки никогда не поздно.