• banner gostinka 2019
  • banner dikar2019
  • kasatka2018new2
  • banner kuricha2019
  • banner lodochnik2018
  • banner pisma2019
  • banner pozovi v proshloe2019
  • banner granti

logotip2017 2 

teatr20192163sezon2

adress2018

 

vk20184

fb20182

ok20181

ok20181

 

 

 

 

 

 

 

 

 

×

Предупреждение

JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING

Автор: Мария Рябцева - "Труд-Оренбуржье"

о портных пошивочного цеха Е. Минько и В. Папиженко

 

Мастерская бесконечной фантазии

Люди театрального мира - это не только артисты, режиссеры, художники. Это и работники цехов, театральных мастерских - все те, кто необходим театру, но не видим зрителю. А между тем деятельность работников театральных цехов можно оценить опосредованно.

Театр, да, наверное, не только он, хранит и хоронит в своей истории сотни судеб. Для кого-то работа в нем - страстное дело всей жизни, кому-то - полет славы, кому - бесконечные вторые роли. А кто-то просто работает в нем и всей душой болеет за общее дело. Вот уже 25 лет в пошивочном цехе Оренбургского театра драмы им. М. Горького трудятся Евгения Егоровна Минько и Валентина Васильевна Папиженко. Они в пошивочном цехе театра заведуют двумя направлениями: пошив женских и мужских костюмов. Коллектив цеха сложился дружным и прочным, что зачастую бывает не мало важным для успеха общего дела. И пусть 25-летняя дата подсказала нам расспросить их о своем театральном пути, еще одна страница истории театра открылась с воспоминаниями этих удивительных тружениц своего дела.

Когда-то в детстве Евгения Егоровна была потрясена спектаклем нашего театра "Гроза" (постановка 1962-го года, режиссер - И. Ф. Щеглова, художник - Д. Н. Фомичев). Тогда и затеплилась в ее юном сердце ощущение тайны и трепета к искусству театра. Наверное, правильно, если это ощущение не покидает с годами всех работников театра: от уборщиц до артистов.

Валентина Васильевна Папиженко родилась в селе Дубенко Грачевского района Оренбургской области. С отличием закончила лицей N 18, проучившись в группе закройщиков мужской одежды. В 1983 году однокурсница Римма Кальмитова позвала в театральный цех, так и осталась работать в театре.

- Евгения Егоровна, и все-таки, почему театр?

- Я родилась и выросла в Оренбурге. Начинала работать на швейной фабрике в закройном цехе, но судьба привела меня в Киев, где служил тогда муж. Там нам довелось жить рядом с фабрикой театрального реквизита. Видя оригинальные костюмы в театральной витрине, думалось: вот бы и мне шить такие необычные вещи. Вскоре вернулись в Оренбург уже с маленьким ребенком, я стала искать работу. Зашла в театр, меня все еще не отпускало сильное желание поработать по необычным вещам и меня взяли в пошивочный цех. Вот уже 25 лет театр - мое место работы.

- Вы, наверное, как и многие театральные старожилы ностальгируете о былых временах в театре?

- Воспоминания о той поре остались самые светлые. Мне кажется, было больше уважения к труду театральных мастеров. Тон в театре, конечно, задавали актеры. Народный артист России Святослав Григорьевич Ежков, проходя мимо, обязательно остановится поздороваться, спросит про дом, семью. Мы, зная, что идет репетиция или артист разучивает роль, проходили на цыпочках, чтобы не потревожить, не помешать. Громкое слово сказать было просто неприлично. И костюмы артисты надевали, казалось, торжественно. Елена Эрастовна Высоцкая была очень интеллигентна в этом отношении. Разместить для самостоятельного продвижения сайта эффективные вечные ссылки .

- Сейчас, в эпоху минимализма, многие полагают, что костюм в спектакле не обязателен или не важен.

- Считаю, что костюм в театре необходим. Он не только воссоздает образ времени, особенно, если спектакль поставлен на материале исторической пьесы. Самое главное - помогает артисту ощущать себя в своей роли, заставляет почувствовать ту эпоху. Костюм - рабочая форма актера, в нем должно быть удобно работать и он должен помогать раскрытию сценического образа. Костюм должен помочь зрителю увидеть и понять то, о чем не всегда говорится словами.

- Какие трудности были в вашем деле?

- Было время, когда невозможно было купить красивые, нужные ткани, тогда приходилось распарывать старые вещи, стирали кусочки ткани и из них шили новые костюмы. Было очень тяжело, но и очень интересно. Всегда испытываешь в работе большое чувство ответственности. Мы не могли подвести художника, который полагался на нас. Раньше было до 12 постановок в год, приглашали художников из других театров. Ни разу не случилось так, чтобы мы не выполнили поставленную задачу. Помню, с каким удовольствием мы работали над спектаклем "Дама-невидимка" П. Кальдерона. Эскизы художника А. Фокина были и сложны, и оригинальны. Весь цех "горел" работой и ожидания оправдались, хотя и ткани были простые - фантазия была бесконечной! Я с удовольствием вспоминаю то время! Это было настолько интересно, и подъем был, и сил хватало, и тянули все!

Валентина Васильевна вспомнила случай, когда для костюмов к спектаклю "Царь Федор Иоаннович" был закуплен белый бархат:

- Приходилось в декорационном цехе его сначала красить в нужный цвет, а потом раскраивать и шить. У каждого персонажа был свой цвет. Из многокостюмных спектаклей вспоминается недавняя "Капитанская дочка". Часть мундиров заказывали в военном ателье, кое-какие костюмы для массовки шили на базе лицея N 18, остальные шили сами и времени как всегда не хватало. Но все-таки успели и к 200-летнему юбилею А С. Пушкина состоялась премьера спектакля.

- Вспоминаются ли еще спектакли, работа над которыми была особенной?

- Конечно, запомнилась работа над спектаклем "Царь Федор Иоаннович". Мы сшили много исторических костюмов, но самым шикарным было платье из зеленого бархата с уникальной вышивкой монастырской работы. Спустя года два-три, я посмотрела этот спектакль еще раз и не поверила своим глазам: неужели это мы сшили такие великолепные костюмы! Настолько хорошо смотрелись они на сцене. Конечно, как только открывался занавес, и зрители видели декорации - в зале несколько минут была овация художнику, придумавшему все это.

Не часто, но были и такие случаи, когда спектакль обшивался полностью, но не утвердили на худсовете и снимали с производства. Один из таких спектаклей "Куколка". Обидно немного было, что наши костюмы не сыграют, но следом шла работа над новой постановкой.

- С какими художниками вам интересней было работать?

- С профессиональными театральными художниками всегда интересно работать. Однажды для постановки в театр была приглашена женщина-художник. Сама очень маленького роста. И вот распахиваются двери нашего цеха, заходит она с эскизами в руках и говорит: "Предупреждаю: я - маленькая, но больна гигантоманией, поэтому все плащи будем шить солнцеклешем". В том спектакле мы впервые узнали, что значит МУАР. Это эффект наложения двух тканей, которые в лучах прожекторов переливаются. Спектакль получился богатым на такие тканевые спецэффекты.

В спектакль "Мария Стюарт" у нас появился новый бархат, парча, серебряное шитье. Наш художник Станислав Алексеевич Шевелев чутко относился к самым незначительным деталям костюма. Он часто пользовался костюмерным складом, например, в поисках жабо: как сшито, из чего. Или приходил с книгой "Эрмитаж" и показывал, каким он видит платье героини. И мы шили.

- Мне тоже было очень интересно работать,- говорит Валентина Васильевна,- с художником Станиславом Алексеевичем Шевелевым. Он очень скрупулезно относился к костюму. Обязательно цвет ткани должен быть таким же, как на его эскизе, это соответствовало общей цветовой гамме спектакля. Каждый костюм он прописывал до мелочей. И если нужна была вставка терракотового цвета - она должна быть именно такой, не иначе. Все эти продуманные мелочи и в костюмах, и в декорациях создавали очень зрелищные и яркие спектакли. А вот эскизы следующего художника уже были выполнены в ином стиле. Если возникал вопрос в цвете, он обычно отвечал: просто фломастера подходящего не оказалось под рукой. Это шутка, конечно, но перестраивались уже на новый лад работать. Сейчас работаем под началом Тана Гумеровича Еникеева. Уже начинаю понимать его задумку без эскизов - со слов. И хотя похвального слова он никогда не скажет, а в усах улыбку затаит - значит, понравился костюм ему, угадала.

- Расскажите, какие на вашей памяти были курьезы с костюмами?

- Случалось и так, что одна, казалось бы, незначительная, деталь костюма преображала героиню второго плана настолько, что артистка, исполнительница главной роли, просто меркла рядом с ней. Для артистки Валентины Войтко в спектакле "Гусар из КГБ" было сшито обыкновенное синее платье, но с небольшой вставочкой белого атласа на груди. Но именно эта вставочка совершенно затмила платье другой актрисы. Уже на прогоне спектакля все обратили на это внимание и было решено убрать с костюма белый атлас. Платье стало просто синим и незаметным, но спектакль не получил диссонанса в костюмах героев. А вставочку до сих пор жаль, что убрали.

Однажды за 15 минут до начала спектакля "Все в саду" пропало платье героини Ангелины Ноздриной. Костюмеры заблаговременно вывесили его на вешала в гримерке артистки. Это было красивое бархатное платье 48-го размера - самого ходового. У актрисы - истерика. Мы были еще в цеху, помчались в костюмерный склад, стали искать хоть что-нибудь подходящее. Нашли черный сарафан, отпороли ненужные вставки, дострочили черными шарфиками, кто-то пожертвовал свой бюстгальтер. Вот так за 15 -20 минут было срочно сшито новое платье, спасшее тот показ. Оно так и осталось в активе спектакля, мы только на следующий день украсили его "мехом" из черных лент.

- А вора-то нашли?

- Да, разыскали. Оказалась гостья соседней гримерки. Но платье так и не вернула, выплачивала за него какие-то деньги.

- Валентина Васильевна, в чем особенность вашей работы?

- Я работаю с мужской половиной труппы, уже выучила размер каждого артиста. И мы с ними неплохо ладим. Евгении Егоровне с женщинами, конечно, сложнее. Сколько костюмов да сюртуков сшито за 25 лет работы - не считала. Все костюмы шьем как для жизни, ничего бутафорского не делаем. Бывало, в месяц выходило из-под рук до 10-12 костюмов. Если в спектакле - два состава, то каждому исполнителю одной и той же роли шьются отдельные костюмы. За 25 лет в театре опыт накопился приличный. Для брюк уже давно выкройки не делаю, беру ткань, наношу мерки и сразу режу, как надо. Свой крой всегда получается лучше.

- Евгения Егоровна, какое вы сделали наблюдение, проработав в театре четверть века?

- Любить надо свою работу, людей, с которыми общаешься. Мы друг другу обязаны только любовью. Это сказала не я, так говорит Христос. И любое дело будет в радость!

Мария Рябцева - "Труд-Оренбуржье"