• Letuch korabl kirpich
  • maket premiera
  • Lubov i golubi kirpich
  • Krechinskii kirpich
  • Boing kirpich
  • Letuch korabl kirpich

logotip2017 2 

sezon1612017

adress2017new

×

Предупреждение

JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING

Автор: Ольга Мялова, газета "Вечерний Оренбург"

об Александре Федорове

 

22, 23 и 24 января в Оренбургском государственном драматическом театре имени Горького проходит очередная яркая премьера. Актёр, а теперь и режиссёр Александр Фёдоров приглашает оренбуржцев на французскую комедию К. Манье «Блэз».

— Александр, это Ваш дебют в качестве режиссёра. Чем был определён выбор именно этой пьесы?

— Это моя дипломная работа. На худсовете я предлагал три понравившиеся мне пьесы, но в итоге было решено, что для театра на данный момент ближе всего именно эта комедия положений. Правда, для меня важно было не только посмешить или удивить зрителя.

Когда я начал изучать материал, я узнал, что Клод Манье написал свою пьесу в 1958 году. Это был тяжёлый период не только во Франции, но и вообще во всём мире. Люди едва сводили концы с концами, умирали от голода и поэтому стремились в столицы, чтобы хоть как-то там выжить. Не у всех это получалось: одни становились бандитами, другие — проститутками, третьи — погибали… И вот в это время, несмотря на эту чёрную жизнь, Клод Манье вывел двух персонажей – Блэза и Мари. Он показал чистых, светлых людей, которые нашли друг друга, обрели любовь в том понимании, которое всем нам представлялось в детстве. Что-то чистое, красивое, не испачканное, не опошленное. И Манье доказал, что, несмотря на жестокость мира, в нём есть место чистому и высокому, главное – верить в это.

Естественно, в своём спектакле я не провожу параллели с послевоенным временем. Хотелось найти какой-то отклик сегодняшнего дня. Родилась такая мысль: мы все находимся в зависимости от телевидения и Интернета. На молодёжь они вообще оказывают огромное влияние. Вся твоя жизнь проходит в наблюдении. В Интернете можно посмотреть на драки, убийства, изнасилования – всё что хочешь! По телевизору показывают персонажей, за которыми мы регулярно наблюдаем, — и хорошо, если у зрителя уже сформированы взгляды на жизнь и на всё есть своё мнение. Но если зритель совсем юн – его сознание формирует кумир, за которым он так любит наблюдать. Многие копируют чужую жизнь, вместо того чтобы формировать своё «я» и расти нравственно.

Так родилась идея сделать спектакль через призму «реалити-шоу» — комедию в режиме он-лайн. Его персонажи работают на видеокамеру и, зная, что за ними наблюдают, доносят свой месседж зрителю.

То есть — сплошная показуха. В отличие от всех остальных персонажей спектакля Мари и Блэз этому влиянию не поддаются, напротив, пытаются вырваться. Они — единственные, кто смог преодолеть интерес к наблюдению за чужой жизнью. Ведь когда мы обретаем свою собственную жизнь, у нас сразу отпадает потребность лезть в чужую…

Если бы я сразу сказал, что тема моего спектакля – о любви, это бы прозвучало банально и пафосно. Может, даже примитивно. Нет, любовь здесь проступает только через призму всей этой фальши, помешанности на деньгах и славе.

— Как Вы ощущаете себя в новом амплуа – роли режиссёра?

— Естественно, я волнуюсь. Впервые делаю такую объёмную работу. Зритель придёт и будет оценивать результат. И если кто-то не сработал, а кто-то не успел – всё равно в итоге за всем буду стоять я. Груз ответственности тяжёл. Но, с другой стороны, он позволяет мне развиваться.

— В 2008 году Вы уехали в Москву, чтобы поступить на факультет «Режиссура драмы» театрального института им. Б. Щукина. С чем было связано Ваше желание покинуть Оренбург – уехать из любимого театра, от любящей публики?

— Ну, я не совсем покинул оренбургского зрителя. Приезжаю раз в три месяца и играю в своих прежних спектаклях. Конечно, в какой-то степени было жалко – пришлось отказываться от ролей, которые я мог бы сыграть. Но, с другой стороны, если не продолжать дальше развиваться, это ни к чему не приведёт. Честно говоря, я вообще поехал в Москву потому, что хотел усовершенствовать себя в плане актёрского мастерства. Режиссура была только поводом, хотя потом я потихоньку втянулся в неё.

— Чем московская публика отличается от оренбургской?

— Московская, конечно, избалованнее. В столице около 250 театров. Можно посмотреть и авангард, и комедию, и что-то серьёзное. У нашей публики уже сложился определённый взгляд на театр, и резко что-то менять не получится — не принято. Если только постепенно… В Москве огромный поток людей, и всем нужно своего зрелища. Поэтому в столице многие идут на эксперименты, причём зачастую неудачные.

— О какой роли Вы мечтаете как актёр, о каком спектакле — как режиссёр?

— Ролей у меня в мечтах много. Одна из мощнейших – Григорий Мелехов. Как режиссёр хотел бы сделать «Тихий Дон». Понимаю, что это заоблачная высь, но — как вариант.

— А из сыгранных ролей какая самая любимая?

— Их две: старшина Васков («А зори здесь тихие…») и Александр («Между чашей и губами»).

— Поделитесь, пожалуйста, творческими планами на ближайшее время.

— Сняться у Стивена Спилберга, поехать к Джеймсу Кэмерону… А если серьёзно – планирую не оседать на одном месте, а продолжать поиск. Хочу в этом полугодии дальше подучиться, походить к разным режиссёрам, потому что я чувствую: мне ещё предстоит большая работа над собой.

Ольга Мялова, газета "Вечерний Оренбург"