• banner gostinka 2019
  • banner dikar2019
  • kasatka2018new2
  • banner kuricha2019
  • banner lodochnik2018
  • banner pisma2019
  • banner pozovi v proshloe2019
  • banner granti

logotip2017 2 

teatr20192163sezon2

adress2018

 

vk20184

fb20182

ok20181

ok20181

 

 

 

 

 

 

 

 

 

×

Предупреждение

JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING

Автор: Валентина Соколова, газета "Южный Урал"

о фестивале Гостиный двор

 

С 27 мая по 3 июня в областном центре проходил V Международный театральный  фестиваль «Гостиный двор». В самом начале взяв высокую, хотя и трагическую ноту, представив публике  шекспировского «Ричарда III» Оренбургского театра драмы,   фестиваль  завершился   на таком же художественном подъеме – современной трагедией «Любовь людей» Московского академического театра имени Маяковского. Фестивальная программа была выстроена так, что в течение недели зритель мог  познакомиться с совершенно разноплановыми постановками  драматических театров Ростова, Самары, Уфы, Орска, Бугуруслана и, конечно, Оренбурга. И, судя по переполненным залам и щедрым аплодисментам, каждая из них вызвала интерес у местной публики.    Не только благодарные зрители, но и профессионалы признают: «Гостиный двор» стал настоящим  театральным  и даже общественным  событием.

Конечно, «Гостиный двор» не был фестивалем сплошных шедевров. И если, обсуждая «Ричарда III», именитые столичные  критики не скупились на подробный анализ, с явным удовольствием обсуждая художественные достоинства постановки, то в каких-то случаях они были предельно лаконичны. Резкого  тона, по возможности, старались избегать. Тем более что  даже уязвимые для критики спектакли зрители принимали на ура. Признаюсь, большие ожидания были связаны с Ростовским академическим театром драмы, который привез комедию «Невидимые миру слезы» по ранним произведениям Антона Чехова.  Ну,  кто не любит Чехова, тонко и иронично  высмеивающего человеческие пороки да еще и через призму взаимоотношений мужчины и женщины?  При каждом новом прочтении (в том числе и театральном) Чехов  ошеломляет как будто ранее не слышанными вещами.  Замечательные актеры ростовского театра тоже немного ошеломили  –  но каким-то не чеховским  нажимом, возможно, слишком нарочитой   игрой   на публику, игрой на грани фола. С другой стороны, может быть абсурдные ситуации, в которые попадают герои, заслуживают именно такого подхода? В любом случае у зрителей этот спектакль оставил ощущение праздника,  чему способствовала не только щедрая актерская игра, но и решенные в радостных тонах декорации и костюмы.   Немало позабавила  и почти живая лошадка на сцене на фоне почти настоящих лесов и полей.

В конце каждого фестивального представления  члены оргкомитета вручали цветы и подарки его участникам. В случае с Ростовом эта традиционная процедура стала  будто продолжением спектакля.  Директор Оренбургского областного театра драмы Павел Церемпилов накинул паутинку с вывязанной на ней символикой «Гостиного двора» на плечи  исполнительницы одной из главных ролей. И не удержался – запел «Оренбургский пуховый платок». Народная артистка даже немного растерялась, зато зал сразу все понял и подхватил песню.  

- Веселитесь, веселите публику, но добирайтесь до  тех уголков человеческой души, где живут «невидимые миру слезы», - напутствовали  ростовчан критики. Название этой постановки  вспомнилось мне, когда в заключительные дни фестиваля шел спектакль «Любовь людей».     Очень тонкий, серьезный,  глубокий и предельно реалистичный.   Свою пьесу современный драматург Дмитрий Богославский назвал не драмой, не трагедией – это «картины из жизни людей в преддверии зимы и ожидании лета».  Молодой режиссер Никита Кобелев поставил ее всего год назад,  вопреки ожиданиям и оговорке на афише  18 плюс, не скатившись ни  в постмодернистскую иронию, ни в чернуху.

Эта вполне правдивая история  происходит в современной российской провинции, она будто повторяет все то, о чем периодически пишут в газету наши неравнодушные читатели: деревня вымирает, в ней нет ни работы, ни нормального досуга, сильные уезжают в город, слабые спиваются. Но ведь эти люди ( а в центре внимания те, чей возраст приближается к сорока, и  так хочется предпринять последнюю попытку изменить жизнь к лучшему) не безликая масса. И каждый из них несчастлив по-своему.  Героиня убивает пьющего, избивающего, насилующего ее мужа, успешно скрывает преступление и как будто начинает новую жизнь. Выходит замуж за хорошего парня,  местного участкового, который еще со школы так ее любит, что готов закрыть глаза на все происшедшее.  Вот, казалось бы, наконец, люди, после всех мучений обретают семейное счастье.  Но нераскрытое убийство – не значит безнаказанное. К героине начинает приходить дух бывшего.  Он уже не вызывает в ней ненависти  - душа, покинувшая столь грешное тело, тиха и скромна и как будто даже не желает зла своим близким. И если в спектакле искать момент катарсиса, то он заключается именно в общении героини с душой умершего. Растоптавшие свою любовь в жизни, они прощают друг друга. И даже из зала видно, как глаза жены наполняются уже неземным светом… «Хороший парень» в состоянии аффекта душит ее, не в состоянии выдержать затянувшейся немоты и отрешенности супруги.  И сам доходит до самоубийства.

А деревенская жизнь, где все проблемы глушатся алкоголем, продолжается. Единственная счастливая пара, оказывается, обречена на бездетность. Друзья мужа спешат поднести ему утешение в виде бутылки водки. И вроде бы непьющий человек после уговоров берется за стакан.  Единственный удачливый персонаж из этой компании работает на стройке в Москве. Оттуда он и привозит показать свою невесту.  Но и тут разыгрывается драма: страдает местная  продавщица, с которой у него был роман. В селе на фоне всеобщего увлечения алкоголем ей вряд ли светит надежда на семейное счастье.   Самыми благополучными  здесь, как ни парадоксально, выглядят две старухи, матери погибших героев. Всепрощающие, готовые во всем помочь и знающие цену настоящей любви и подлинному счастью. 

Да, не каждый из нас, слава Богу, оказывался героем таких «картин», но на грани добра и зла, наверное, приходилось балансировать каждому. А что будет, если сделать еще шаг, и еще? А ничего особенного – все просто и предсказуемо, но как страшно!  Как холодно в преддверии зимы и ожидании лета. Мне кажется, это настроение зрители почувствовали.  Если в начале спектакля  падение кого-то из героев на землю вызывало смех в зале, а после сцены драки раздавались редкие аплодисменты, то потом можно было услышать, как зрители буквально начинают дышать в такт происходящему на сцене. Недаром, один из критиков заметил, что «актерский ансамбль получился такой, точно все расписались кровью в какой-то святой клятве». 

Кстати, совершенствование актерского мастерства, стало одной из важных составляющих «Гостиного двора».  Мастер-классы для студентов института искусств имени Ростроповичей проводили профессор, организатор первого в мире международного фестиваля театральных тренингов  Юрий Альшиц и доцент кафедры сценической речи РАТИ (ГИТИС) Ирина Автушенко.   Фестиваль стал не только возможностью  увидеть то, что происходит в современном театре за пределами одного  города. И не просто способом  показать хорошие произведения. Он дал  уникальную  возможность самими театрам увидеть себя в контексте того,  что происходит в театральной культуре страны. 

- К сожалению,  сегодня  театры живут замкнуто, изолированно и это одно из бедствий современной культуры,  - говорит член коллегии критиков «Гостиного двора», доктор искусствоведения Алексей Бартошевич. -  В советское время была хорошо налаженная система гастролей, сейчас она умерла. И фестивали приходят ей на смену.  Я много бываю на подобных мероприятиях  и в России, и за рубежом.  «Гостиный двор»  показался мне одним из лучших за последнее время. В частности, по безукоризненной организованности. Я не слышал  от участников ни об одной серьезной накладке, без которой, как правило,  не обходится ни один фестиваль. Хорошо бы его проводить каждые два года,  ведь фестивальное действо сродни театральному.  Пауза, как  и антракт,   не должна затягиваться.

 

Валентина Соколова, газета "Южный Урал"