• banner LADIES NIGHT
  • banner dikar2019
  • kasatka2018new2
  • banner kuricha2019
  • banner granti

logotip2017 2 

teatr20192163sezon2

adress2018

 

vk20184

fb20182

ok20181

ok20181

 

 

 

 

 

 

 

 

 

×

Предупреждение

JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING

Автор: Валентина Соколова, газета "Южный Урал"

о спектакле "Ричард III"

 

Пятый международный театральный фестиваль «Гостиный двор» в самом разгаре. Полные, а порой и переполненные залы свидетельствуют о том, насколько долгожданным было это событие. Оренбургские зрители и именитые столичные критики уже увидели и оценили лучшие постановки, которые идут на сцене областного театра драмы и татарского драматического театра. Кто-то с удовольствием окунулся в ностальгическую  фантазию Самарского академического театра драмы «Наша кухня», особенно близкую тем, чья молодость пришлась на середину прошлого века. Другие в тот же вечер отправились смотреть трагедию – «Царя Эдипа» Башкирского академического театра драмы. С успехом прошла мелодрама «Одноклассники» Центрального академического театра Российской Армии. Достойные работы представили драматические театры Орска и Бугуруслана. Но о них речь еще впереди, и,  несомненно, в ближайшие дни зрителей  ждут новые сюрпризы.  Но своего рода событием стал и спектакль, открывший фестивальную программу – «Ричард III» Шекспира  Оренбургского областного театра драмы.

Стоит отметить, что поставленный Рифкатом Исрафиловым  «РичардIII», лауреат «Оренбургской лиры», остается в театральной афише, несмотря на то, исполнитель главной роли ровно год назад поменял место работы. Олега Ханова пригласили в  Башкирский государственный академический театр драмы  в качестве директора и художественного руководителя. Но отказаться от роли, которая, возможно, стала кульминацией его актерской карьеры не смог. Несколько раз в месяц он совершает путешествие из Уфы в Оренбург, чтобы сыграть в этой пьесе и вместе со зрителем исследовать зарождение Зла.  Судя по мнению критиков, он делает это не напрасно. Несмотря  на замечания, скорее технического порядка, профессионалы поставили «Ричарду» высокие оценки.      

- Я увидел мир, который покинули последние совестливые люди, - говорит член жюри фестиваля Заслуженный деятель искусств Константин Щербаков.  – В нем побеждал не самый умный и не самый сильный. Ричард – злодей, ущербный, с комплексами, физически неполноценный  оказывается наверху, хотя  кругом серьезные, достойные внимания люди. Почему они сдавали свои позиции?

Согласитесь, так и напрашиваются ассоциации с современной политикой. На самом деле найти их можно в любом историческом периоде, ведь образ Ричарда по замыслу постановщика вместил в себя гениев зла всех эпох.  «Он играет услугами полулюдей», - вспоминает строки Мандельштама профессор  Ярославского государственного театрального института Маргарита Ваняшова.  - Властью Ричард овладевает так же, как женщиной, как изнасилованной им в самом начале герцогиней Анной. Это точка отсчета его злодейского пути».

- Вы показали сильное произведение, это событие не только для театрального мира Оренбуржья, но и для театрального мира страны, - резюмирует доктор искусствоведения Александр Бартошевич.  – Перед  нами психологический театр, где  открываются в мелких и крупных деталях человеческие отношения.  Сыграть монстра было бы легче, перед нами же  судьба человека ущербного и обделенного природой, в которой ненависть соединена с болью. Мы знаем, что Шекспир писал, опираясь на труды историков. В их воспоминаниях есть  одно место, где  горожане переговариваются: кажется, мы находимся в театре, но вместо подмостков – эшафот. Ощущение эшафота сохранилось и разворачивается в этой пьесе. Изумительно точно найдены детали и краски.  Необычен  финал: Ричард  вдруг исчезает, остается дым, хаос, чувство пугающей пустоты. Так еще не делал никто... 

 

Наверное, неслучайно, Башкирский театр драмы, которым руководит теперь исполнитель роли Ричарда, привез на фестиваль не менее серьезное произведение –  знаменитую трагедию Софокла «Царь Эдип» в постановке молодого режиссера Искандера Сакаева.  Судьба человека предопределена богами или каждый выстраивает ее самостоятельно? Вот главный вопрос и главная тема пьесы.  Содержание мифа, который лег в основу «Царя Эдипа»,  хорошо известно. Но тем труднее задача  актеров: заставить зрителя забыть об этом, увлечь его игрой так, чтобы он как в первый раз прошел все ступеньки трагической лестницы, уготованной Эдипу. Стремясь открыть правду, герой надеется, что предчувствия его  не оправдаются. Зритель просто физически ощущает, как борется он  за избавление от надвигающегося ужаса. От мира, насыщенного страстями и кровью. Сегодня многие интересуются предсказаниями, но что приобретает человек, узнавший свою судьбу?  Фиванский   царь Лай, узнав от оракула, что ему суждено  погибнуть от руки сына, который, к тому же,  вступит в брак со своей матерью, приказывает избавиться от новорожденного.  Но цепь событий через много лет сводит  всех участников трагедии так, что  предсказание  сбывается.

Зависимость человека от судьбы в спектакле постоянно подчеркивает невероятно гибкий, пластичный сфинкс, безусловно, удачная режиссерская находка – вот он, кукловод, управляющий марионетками с забеленными лицами. И, как в «Ричарде» важной деталью становится красный шнур – и орудие казни, и символ власти, так в «Царе Эдипе» используются  длинные белые палки.  Не тонкие нити  плетет Судьба, она просто и грубо  гонит человека к тому, что уже предрешено? Но, если так, ради чего  разыгрывать спектакль? А режиссер (и здесь тоже хочется провести аналогию с «Ричардом») пытается помочь нам подняться над обыденностью, понять устройство мира.  То, что боги определяют лишь общий облик судьбы человека, одну из возможных ее версий. Остальное зависит только от него самого.

По мнению критиков, театр, взявшись за подобные постановки, берет на себя большую ответственность.  Ведь понимание «Эдипа» дает ключ к постижению законов античного жанра. Башкирскому театру  удалось воскресить дух и формы древнего обряда, из которого выросла античная трагедия. Спектакль решен в очень динамичном ключе. Энергетика труппы, яркость созданных образов (особенно Эдипа, его жены и матери Иокасты, уже упомянутого Сфинкса) как будто передает  атмосферу настоящего  дионисийского театра.  

Валентина Соколова, газета "Южный Урал"