• gastroli Obrazcova
  • Obrazcov gastroli
  • maket premiera
  • Lubov i golubi kirpich
  • Krechinskii kirpich
  • Boing kirpich
  • Letuch korabl kirpich

logotip2017 2 

sezon1612017

adress2017new

×

Предупреждение

JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING

Автор: Вильям САВЕЛЬЗОН

о спектакле "Северный ветер"

 

Этот некрасовский крик души, может быть, лучше подошёл бы к названию пьесы пока не очень известного современного драматурга Игоря Якимова, чем «Северный ветер». Премьера в Оренбургском областном драматическом театре состоялась на днях.

Авторское название проще для торопливого пересказа сюжета: в ущелье, где всегда дует северный ветер и где привычно борются за существование в общем-то люди как люди, попадает учёный Даль. Он загораживает взрывом ледяной ветер. И людям, привыкшим жить трудно и бедно, становится хорошо: тепло, трава, цветы, птицы прилетели и запели, деревья плодоносят, хлеба в рост человеческий, корова стала давать молока по два ведра…

Всего теперь вдоволь, приходит достаток. Живи и радуйся. Но следствием возникают, как мы недавно говорили, частнособственнические инстинкты, распри и ненависть. Люди как люди озверевают. И кто виноват? Конечно, Даль. А он, чистый человек, творящий добро, не понимает: зачем, за что его заточили в клетку и хотят убить?

По пьесе, перед финальным словом «Занавес» землетрясение разрушает завал, и запертый было северный ветер губит обитателей долины, привыкших к новой жизни. Но на вопрос полюбившей его девушки Эли, что он будет делать дальше, Даль отвечает: «Я скажу: здравствуйте, люди! Я хочу вам помочь». А по Якимову, они, может быть, в слепой ярости идут его уничтожить.

Но Рифкат Исрафилов, поставивший спектакль, домысливает автора другой концовкой – метафорой известнейшей картины Питера Брейгеля «Притча о слепых». По проходу к сцене цепочкой, положив руку на плечо впереди идущему, стуча посохами, задрав головы, спотыкаясь, идут к Далю сами сделавшие себя незрячими скорее уже не тела, а души обитателей ущелья.

Добро всегда победит зло? Слишком это просто. Даль оживит их, снова закроет от ветра ущелье? А что дальше? А вдруг это просто в природе человеческой заложено: «Распни его!» Рви на части творящего добро! И снова, и снова всё повторится. Не может не повториться. Тогда какой смысл в святых людях? Для чего они время от времени, тревожа нас, появляются на Земле?

Вопрос поставлен. Только ответа нет. Притча.

Пьеса очень удобна: минимум декораций и всего семь действующих лиц. Читал, что в Ульяновском театре поставили «Северный ветер» ярко и красочно. Не представляю. Наш художник-постановщик Тан Еникеев сделал всё в тревожно-сумрачных тонах, и это работает. Даже в наступившее благодатное лето северный ветер рядом, опасность всё время незримо висит над ущельем.

Но мимо замысла автора наивные попытки притянуть действие к нашей недавней истории. И актёрская отсебятина: «Перестройка!», в пьесе этого нет, и вдруг обрывки советских маршей, и даже Высоцкий, который, кажется, может вытянуть всё, – не то. Притча вневременна. Тем более и в нашем прошлом нелёгком бытии не было всеобщей благости духовной, и сейчас далеко не все вошли в эру изобилия и не прочь бы попробовать, что это такое, даже если пугают непременным сопутствующим духовным опустошением.

Когда актёрам есть что играть, они играют с наслаждением. Учёный Даль – Максим Меденюк: «Я работал с огнём, водой, воздухом, с минералами и железом, с деревом и никогда не ошибался. А с людьми, видишь, ошибся».

И у героя бывают минуты слабости, живой человек, хоть и в сказке: «Тащить вас в счастье силой я не хочу». «Делайте, что хотите, вы мне неинтересны». Кроме этого зерна роли – искреннего «люди, я люблю вас, так за что меня на части рвёте?», молодой актёр хорош и просто профессиональной вежливостью – дикцией, сильным красивым голосом. «Великая старуха Малого театра» Пашенная поучала зелёных студентов: «Я купила билет в последний ряд, так будьте добры, чтобы я слышала и поняла каждое слово актёра». Но, вроде бы, в театрах, слава богу, уходит мода на «бытовое» бормотание текста себе под нос.

Мельник, Сергей Тыщенко. Негодяй по призванию. И философ: «Голод пережил, изобилие тоже как-нибудь переживу». Или он же – охотнику Бастиану, меря Даля по себе: «Ты когда-нибудь видел, чтобы человек старался просто так?» Ну как актёру не сыграть такой характер в удовольствие?

Не стану подробно говорить о работах Андрея Лещенко – о Садовнике, милом дедушке, и о Борисе Круглове – Кузнеце, которым уютно прятаться за «как все, так и я» от необходимости Поступка. О Бастиане Дмитрия Воропаева, охотнике и в общем неплохом человеке, могучем телом и слабом душой. Он ещё и поколеблется, убивать ли Даля, но капля ревности, зароненная Мельником, – и он готов. А два женских образа Аннерита и Эли – особые в жестоком мире Ущелья. Это сострадание, любовь и самопожертвование, ведь не зря: «лучшая половина человечества».

«Однажды я захотел написать для театра, как мне кажется, умную и добрую сказку, – говорит в одном из интервью драматург Игорь Якимов. – И нынешняя молодёжь, и сами актёры устали от всей этой навязываемой продюсерами чернухи». За последние десятилетия в театре пошла принципиальная дегероизация. Состарилось целое поколение актёров, молодыми игравших молодых героев.

И вот появился герой. И его перспективно зовут – Даль.

Вильям САВЕЛЬЗОН