• prodavecdogdya
  • maket premiera
  • Lubov i golubi kirpich
  • Krechinskii kirpich
  • Boing kirpich
  • Letuch korabl kirpich

logotip2017 2 

sezon1612017

adress2017new

×

Предупреждение

JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING

-А  я раньше думала, что убивать людей – это забавно. А это скучно!

- Да, это быстро наскучивает…

(диалог из пьесы «Лейтенант с острова Инишмор»)

О «котиках» раздора

Премьера областного театра драмы «Лейтенант с острова Инишмор», представленная зрителям в  сентябре, уже вызвала немало споров. Говорят, были и те, кто голосовал ногами, покидая  зал задолго до окончания действия. Признаюсь, меня это несколько удивило:  видела одну из предпремьерных репетиций спектакля, и он выглядел  вполне удачным. Тем более что комедия абсурда – не такой уж частый гость на оренбургской сцене.

 Предупреждения («рекомендуется к просмотру людям со здоровой психикой и тонким чувством юмор») казались излишней предосторожностью, скорее призванной заинтриговать зрителя. Читая пьесу английского драматурга  Мартина Макдонаха, действительно ожидаешь  чернухи,  натуралистичной жестокости и нецензурной  лексики. На сцене  громко стреляют, будто бы отрезают ногти и ноги, распиливают трупы. И убивают котиков, сшитых из искусственного меха.  Но все это показано настолько условно, с таким гротеском, что  зрители, как и  герои, рискуют  умереть - от смеха до колик в животе. Режиссер-постановщик Александр Федоров намеренно ушел от натурализма, с которым ставят Макдонаха на Западе.  Как заметил мой 15-летний сын, когда мы с ним на днях,  вернувшись из отпуска,  посмотрели спектакль, по сравнению с обычным выпуском новостей ничего шокирующего в «Лейтенанте…» нет. А вот по значимости поднятых в ней проблем пьеса может конкурировать и с серьезной телепрограммой. Впрочем, все зависит от уровня восприятия.

  Для кого-то  «Лейтенант с острова Инишмор» - это черная комедия в духе Тарантино, где  придурки-террористы  убивают кота другого террориста, Падрайка (актер Антон Костин), а тот в отместку начинает уничтожать  всех подряд, не исключая  родного отца. Потому что кот для этого красивого молодого и очень жестокого человека, ни во что не ставящего человеческую жизнь – самое дорогое на свете существо (что, впрочем, не мешает ему стрелять в чужих котов).  Ради спасения драгоценного Малыша Томаса он отрывается от важных дел и перестает мучить наркодилера, которому  уже успел что-то оторвать и отрезать. И даже советует бедолаге  обратиться к врачу – чтобы не было заражения крови. Эта сцена задает тон всему дальнейшему действию, и требует от героев огромного эмоционального напряжения.  Дмитрию Татаринцеву, сыгравшему распространителя наркотиков, нужно  изображать состояние человека, которого медленно пытают,  верить в то, что происходит, но в то же время относится к этому с иронией. И с этого момента мы, зрители, осознаем, что воспринимать все нужно с изрядной долей условности.  Задача  спектакля  вовсе не в том,  чтобы смаковать сцены насилия.

 В современном мире происходит подмена многих традиционных понятий. Все эти убиенные котики  показывают, что сегодня  к животным порой относятся более трепетно, чем к людям. Но спектакль не только об этом. Котики – скорее обобщенный абсолютно надуманный повод, из-за которого совершается разнообразное мировое зло.  Юная Мейрид, похожая на взвинченного мальчика-подростка, с вечно напряженным лицом и намеренно грубым голосом  (актриса Юлия Каштанова и  студентка ОГИИ Анастасия Карасева, чью работу хочется особо отметить),  идущая по стопам Падрайка, в  знак протеста против негуманного умерщвления скота, повыбивала всем коровам острова по глазу. Такую корову, по ее мнению, уже никто не купит. Похожие на эти глаза шарики от пинг-понга падают на сцену в самом конце представления. Напоминая о правилах этой  игры, по которым отброшенный шарик к тебе и возвращается. Донни (актер Сергей Шахмуть), отец главного героя, признается, что избивал свою мать, потому что та действовала ему на нервы. Сегодня  он сам трепещет от ужаса перед собственным сыном. И когда собирается позвонить Падрайку, чтобы сообщить о гибели кота, мы видим, как он испытывает почти физическую боль, словно  тело его пронзают электрические заряды. Будто все пытки из арсенала Падрайка к нему уже применены.

Падрайк - практически воплощенное Зло, иногда его улыбка, кажется,  готовая  раскрыться во что-то искреннее,  тут же становится безумной. Но и на это зло есть управа. В конце взращенное им чудовище перестает слушаться своего хозяина. Мейрид без долгих раздумий убивает Падрайка, потому что он случайно пристрелил ее любимого кота! Она еще не знает, какое разочарование и опустошение ждет ее совсем скоро. Убивать-то, оказывается, скучно…

Котик – это символ, причина, равная мухе, раздутой до размеров слона. Нам кажется, что в вашей стране маловато демократии, а значит,  мы принесем вам свободу на крыльях своих истребителей. Не секрет, что, как и в спектакле, «котиков» убивают специально. С чего началось на юго-востоке Украины, который поначалу ни о  каком отделении и не мечтал? С лишения русского языка государственного статуса? Бывшие братья по оружию, прикончившие Малыша Томаса и тем самым заманившие главного героя  на Инишмор, вроде хотели отомстить за своего парня, сбывавшего школьникам наркотики.  Но вдруг из уст главаря банды, Кристи (актер Дмитрий Гладков), постоянно смешивающего  правду и ложь,  звучит откровение: ну убил и убил, так ведь пострадали наши финансовые интересы!

- Разве он заставлял покупать у него наркотики? И разве мы не имели по фунту с каждого пакетика …за свободу Ирландии? Мы освобождаем ее также для наркоманов, проституток и воров!

Под «Ирландией», как и под «котиками»,  можно подразумевать все, что угодно.  Гитлер, например, боролся за счастливую Германию. И циничный Кристи вещает с той же  убежденностью в свою правоту, зомбируя членов своей группировки. Один из них, Джоуи (Радик Дибаев) поначалу сомневается:

- Я бы ни за что не записался в ряды штурмовиков, если бы знал, что убивать котов – это ваш способ борьбы!

- Ты считаешь, что твои приоритеты важнее свободы Ирландии?!

 Эта банда – поведенческий срез любых подобных группировок, где даже  на кота не идут в одиночку, потому что духа не хватает. Падрайк на их фоне выглядит чуть ли не благородным героем, особенно когда трое вооруженных террористов, поставив его на колени, все равно явно  побаиваются своего противника. Один из них, одетый в среднеарифметический серый спортивный костюм, исподтишка пинает поверженного  героя в спину и по-детски радуется, что это сошло ему с рук. Только стая дает ему уверенность, отбирая за это право на собственное мнение. 

 

Как ни странно, правом выбора суждено воспользоваться Донни  и Дейви (Эдуард Султанбеков), якобы задавившему кота велосипедом и вынужденному за это расплачиваться. В этом цельном актерском тандеме оба персонажа   живут на одной ноте страдания маленького ни в чем неповинного человека, который есть на любой войне. Эти действующие лица поневоле (их то убить хотят, то заставляют расчленять трупы) даже более трагичны, чем тот, кто заведомо принимает и диктует правила игры. Их обреченность,  и даже смирение в какой-то степени подкупает. Выбор предоставляется, когда Донни и Дейви, последние оставшиеся в живых,  хотят выстрелить в  кота (Малыш Томас, из-за которого убили четверых человек и двух котов, вернулся домой невредимым). Так что, весь этот террор на пустом месте, что ли? – недоумевают они.  Мучаются, преодолевают себя,  и  решают … покормить Томаса. Круг жестокости не замыкается, оставляя зрителю надежду и много поводов для размышления.  Кстати, сатира всегда считалась  действенным оружием, потому что высмеянное Зло неизбежно теряет часть своей силы.

Валентина Соколова, "Южный Урал"№ 78 от 15.10.14