• maket premiera
  • Lubov i golubi kirpich
  • Krechinskii kirpich
  • Boing kirpich
  • Letuch korabl kirpich

logotip2017 2 

sezon1612017

adress2017new

×

Предупреждение

JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING

К 70-летию Победы Оренбургский драматический театр имени Горького представил сразу две премьеры, посвященные памяти героев Великой Отечественной войны

Это военная летопись «Позови меня в прошлое» по пьесе оренбургского автора Павла Рыкова в постановке народного артиста России Рифката Исрафилова и спектакль-реквием «Письма памяти» в постановке заслуженного артиста Украины Олега Николаева.

После премьерных показов постановочные группы обеих спектаклей встретились со зрителями в Театральной гостиной. Постановка Олега Николаева «Письма памяти» — пластическая композиция, в которой звучат песни военных и послевоенных лет. Под эту музыку артисты, не проронив ни слова, рассказывают историю одной фотографии. Вернее — танцуют историю одного двора. А история про то, как всем двором провожали на фронт своих мужчин, как встречали тех, кто вернулся. Или не встречали. Как ждали писем с фронта. Кстати, в работе над обеими постановками были использованы письма воевавших оренбуржцев. Помимо этого Олег Николаев придумал еще один интересный ход: письма, которые получают героини его спектакля, тоже настоящие. Но написаны они их «любимыми» — персонажами спектакля. Причем, содержание писем им неизвестно до того момента, пока они не вскроют конверт во время представления. Читая эти треугольнички с фронта, героини плачут...

Рассказать о войне со сцены не просто, а станцевать — тем более. Но в зале, пожалуй, нет ни одного человека, которого бы этот танец памяти не взволновал до слез.

— Как удалось балетмейстеру-постановщику добиться того, чтобы драматические артисты танцевали как артисты музыкального театра? — не удержался от вопроса журналист «ОН».

— Я не ставил перед ними сложные хореографические задачи, — признается Олег Николаев. — Кто как может двигаться, тот так и двигался. Кто как может прыгнуть, тот так и прыгает. Это бытовая пластика.

— Не упрощайте, Олег Викторович, — возражает художественный руководитель Оренбургского драматического театра Рифкат Исрафилов. — Естественно, это не балет. Естественно, мы не требуем профессионального подхода к танцам от драматических артистов. Но то, что сделано, мне кажется, сделано очень достойно. И в пластическом отношении, и по внутреннему переживанию. Артисты не столько танцуют, сколько проживают эту ситуацию, пропускают через себя. Танцуют не ногами, а душой. Этим и интересен спектакль.

Разговор был настолько откровенный, что из зала прозвучал вопрос о том, насколько уместны в спектакле о войне эротические сцены. Ведь люди того времени были чистые и целомудренные.

— Но они были люди. Насколько чище нас — это сложный вопрос. Люди прощаются. Последний поцелуй, последнее объятье, — размышляет Олег Николаев, отвечая на вопрос.

— Можно к этому относиться по-разному, — развивает тему Рифкат Исрафилов. — Но бывают и такие человеческие проявления, когда люди уходят на смерть. У меня тоже были такие сцены. Я ставил в Уфе «Долгое, долгое детство» Мустая Карима. Потом поставил спектакль и в Москве. Тоже были претензии. В национальном театре мне сказали: «Как же так? По Корану не позволено». Но когда человек знает, что он может не вернуться, погибнуть, тут, увы, даже Коран не поможет. Это прощание с любимым человеком — возможно, навеки. Поэтому женщины впитывают в себя любовь мужа, провожая его на смерть. А возьмите фильм «Ромео и Джульетта» Франко Дзеффирелли. Никто не думает о том, что у главных героев происходит в постели. Это чистая любовь. Вот так и в спектакле «Письма памяти».

Почему сцене прощания уделена едва ли не большая часть спектакля? — не унимался «добрый зритель в девятом ряду». Оказалось, Олег Николаев взял за основу семейную историю — как уходил на войну его отец. И по рассказам отца, и по рассказам матери, прощание было действительно долгим. Да, чувство долга обязывало. Но было и внутреннее сопротивление. Трудно покидать родной дом, близких людей, зная, что это, быть может, навсегда. Например, из выпускников 1941-го года вернулось с войны всего три процента. О чем говорить, если рядовой пехотинец «в среднем» переживал лишь четыре боя! Пятый был роковым...

 

* * *

Из родной деревни Рифката Исрафилова ушли на фронт 380 человек, а вернулись четверо. Среди тех, кто не вернулся, — старший брат Рифката Вакиловича. Он погиб на Украине. Поэтому для Исрафилова тема Великой Отечественной войны близка и выстрадана. Увы, не все театральные деятели так близко к сердцу принимают эту тему. Многие московские театры прошли мимо 70-летия Победы. Вроде как — ну о чем тут говорить, если все и так всё знают о войне. Увы, не все и не всё.

— Когда я ставил спектакль «...А зори здесь тихие» в театре Ермоловой в Москве, — рассказывает Рифкат Исрафилов, — то был свидетелем, как голландское телевидение накануне Дня Победы берет интервью у русского парня. Спрашивают, кто победил в Великой Отечественной войне. И он отвечает: американцы. Я был потрясен. И подумал, что в этом есть и моя вина, и вина театра. Мы должны напоминать каждому поколению, кто победил в этой войне и какими жертвами. Спектакль «Позови меня в прошлое» — это дань нашей истории. Это напоминание потомкам о жертвах, принесенных их предками на алтарь Победы.

«Позови меня в прошлое» — спектакль о необычном путешествии. Компания молодых людей, случайно попав в музей во время акции «Ночь музеев», оказывается в Оренбурге (тогда Чкалове) времен Великой Отечественной. История закружила ребят и вовлекла в круговорот событий тех далеких лет. Имена героев войны обрели плоть и кровь, представ живыми людьми: поэт-герой Муса Джалиль, студент-антифашист Александр Шморель, генерал Александр Родимцев, поэт-песенник Алексей Фатьянов... Как меняется мировоззрение молодых людей после ночи, проведенной в стенах музея, — вот о чем этом спектакль «Позови меня в прошлое».

Региональной документально-политической драматургией назвала литературную основу пьесы преподаватель Оренбургского государственного педагогического университета Светлана Ханаш, подчеркнув ее востребованность, потому что именно такой материал формирует патриотизм, любовь к малой родине.

— Многие представители старшего поколения возмущаются тем, что молодежь, не знает своей истории. Но это закон социальной памяти — все забывается. Время имеет свои законы. Молодежь не виновата. Тем более что в последние десятилетия молодежью занимались мало. Политический курс был направлен на другое: страну меняли. Поэтому откуда бы нынешняя молодежь что-то знала? Как она может что-то оценить, если исторические концепции бросают нас то туда, то сюда? А этот спектакль — как бы приглашение в прошлое. Ненавязчивое, деликатное. Источник патриотизма в России многогранен. Но есть один главный стержень — память о Великой Отечественной войне. Какой еще народ выносил такое испытание? Очень ценно, что документализм пьесы облечен постановщиками и актерами в художественную форму — герои оживают, выходя из музейных витрин. Я считаю, что спектакль важен. Приглашение в прошлое сегодня необходимо, как никогда.

 

* * *

С особым интересом собравшиеся слушали заслуженного артиста РоссииАлександра Папыкина. Он из тех, кого называют детьми войны. Ему было пять с половиной лет, когда его отец ушел на фронт. Александру Ивановичу запомнились эти проводы. Запомнилось и то, что жилось ужасно голодно. Он помнит самодельные мельницы-крупорушки, помнит вкус лепешек из подорожника, которые делала его бабушка. Когда у него спросили, какие сладости ели во время войны, он рассказал про силиглину. Нынешние дети не знают, что это такое. А это вот что: во время половодья в овраги сносило с круч глину, и на дне пересохших к концу июля ручьев образовывалась ломкая корочка. Вот этими корочками и лакомились ребятишки военного лихолетья. Они напоминали им шоколад.

— Это были наши сладости, — рассказывает Александр Иванович. — А когда я учился в пятом классе, уже после войны, нам дали по кулечку, свернутому из газеты, в котором было по четыре-пять помадок. Это был восторг. Я до сих пор угощаю детей помадками. Хочу, чтобы нынешние ребятишки испытали сладость моего детства.

За долгие годы работы в театре, а Александр Иванович отдал сцене 55 лет, он сыграл не в одной военной постановке — в «Соловьиной ночи», «Перебежчике», «Русских людях». Носил форму и солдата, и сержанта, и капитана. В спектакле «Позови меня в прошлое» у него небольшая роль. Всего одна фраза — про Европу, которая ополчилась против нашей страны. Но он вкладывает в эту фразу столько, что мало не покажется — ни зрителю, ни Европе.

— А как я должен относиться к Европе?! — восклицает артист. — Вся Европа воевала против нас. И эту всю Европу Гитлер завоевал быстрее, чем два квартала в Сталинграде. У нас в плену было 2 миллиона 546 тысяч 242 немца, а 766 тысяч 901 человек принадлежал к другим объявившим нам войну нациям — венгры, румыны, итальянцы, финны, французы... И Наполеон в свое время тоже собрал всю Европу. В наполеоновской армии только половина были французы, а остальные — итальянцы, немцы, швейцарцы, поляки... Европа и сейчас воюет против нас — на Украине.

 

Не остались в стороне от разговора и молодые артисты, подарившие зрителям «частичку того времени». Они посоветовали своим сверстникам: «Больше читайте, слушайте, спрашивайте у дедушек и бабушек — что такое война? Как они это пережили? Потому что для нашей страны это было большое горе. И нам нужно пережить это горе хотя бы по книгам и рассказам. Надо знать, что это такое. И нужно ходить в театр, смотреть спектакли о войне. Впрочем, мало смотреть, надо видеть. И помнить — за нас проливали кровь и погибали. Достойны ли мы этого?»