• open 162 sezon
  • Letuch korabl kirpich
  • maket premiera
  • Lubov i golubi kirpich
  • Krechinskii kirpich
  • Boing kirpich
  • Letuch korabl kirpich

logotip2017 2 

sezon1612017

adress2017new

×

Предупреждение

JLIB_APPLICATION_ERROR_COMPONENT_NOT_LOADING

О путешествиях наших современников в военное прошлое снято немало известных фильмов. Их сюжеты  очень  похожи: юные циники, иваны, не желающие помнить родства,  через некую временную воронку попадают в самое пекло Великой Отечественной. Лицом к лицу встречаются со смертью и с героями, заслонившими от нее будущие поколения. И возвращаются оттуда совсем другими людьми.   Такое впечатление, что авторы этих картин убеждены: иначе как  методом шоковой терапии до умов и сердец «иванов», понятия не имеющих об истории своей великой страны, не достучаться…  

В постановке Рифката Исрафилова по пьесе Павла Рыкова «Позови меня в прошлое» мы тоже встречаем разгуливающую по городу веселую студенческую  компанию, презирающую всякую музейную пыль. А тут как раз  акция «Ночь музеев»:  вход бесплатный, и броди по залам хоть до утра.  Может, зайти?  Ну,  нет, лучше в ночной клуб!  Так же привычно среднестатистический молодой человек, не открывая, отбрасывает «скучную» книгу и всерьез и надолго включается в компьютерную игру.  Но двое из этой компании, парень и девушка, устав от шума и суеты,  остаются.  Даже не предполагая, что им откроется в музейной тишине.

Автор пьесы пощадил своих героев. Студентам  не дают в руки автоматы, не выводят не передовую, не берут в плен и не пытают в гестапо.  Но они вместе со зрителями становятся  свидетелями того, как все это происходит  с реальными историческими персонажами либо родившимися, либо долгое время прожившими в Оренбурге. Музейные экспонаты оживают, герои выходят из витрин,  и информацию о необыкновенных событиях мы получаем,  будто из первых рук. 

Учитывая, что замысел  пьесы не нов, и каким будет дальнейшее развитие событий ясно практически с первых минут, главный интерес заключается, пожалуй, в том, о чем именно поведают зрителю музейные персонажи.  Конечно, объять необъятное, а именно тему войны,  невозможно.  И здесь акцент на героях, так или иначе связанных с нашим краем, вполне оправдан.  Имя уроженца Шарлыкского района, Героя Советского Союза  поэта Мусы Джалиля,   как будто бы,  известно  всем. Его памятник установлен в центре города. Именем автора «Моабитской тетради»  названы школы и библиотеки. Но даже те, кто их посещает,  вряд ли имеет хоть какое-то представление об этой личности.  А он, изначально получив духовное образование в медресе «Хусаиния», работал  инструктором укома комсомола, окончил МГУ, редактировал столичные журналы.  Будучи на фронте,  попал в плен, возглавив там антифашистское подполье.  Джалиля называют татарским поэтом, но в спектакле есть сцена: накануне казни,  разговаривая с черным муллой, своеобразным альтер-эго поэта (актер Сергей Шахмуть),  Муса (в исполнении актера Радика Дибаева)  не раз повторяет: я – русский, и все, кто воевал рядом со мной, якуты, украинец, таджик – они тоже считали себя русскими. Представителями единой нации, большой и сильной, победившей фашистов, которых кормила и вооружала вся Европа.  Вероятно, и немец по отцу, рожденный в Оренбурге участник подпольной организации «Белая роза» Александр Шморель, казненный гестаповцами и в 2014 году причисленный к лику святых никогда не забывал, что в его жилах течет и русская кровь. Эти сцены в спектакле самые трагичные. И хотя постановщики (режиссер Рифкат Исрафилов, ассистент режиссера  Булат Хайбуллин)  намеренно уходят от  смакования жестокости, все удары и пытки абсолютно условны, актеры играют так, что зритель начинает чувствовать и физическую боль героев, и огромные душевные страдания, выпавшие на долю совсем молодых людей. Напомню, Шмореля казнили в 25, Джалиля – в 38. Мусу Джалия, несмотря на многочисленные доказательства участников подполья, долгие годы считали предателем Родины, его реабилитация началась только в 1953-м после статьи Константина Симонова. Думаю, зрителям  спектакля «Позови меня в прошлое»  захочется прочесть и ее, и другие материалы о  мужественном поэте и других не менее замечательных, но чуть ли не позабытых личностях.  И они убедятся, что это чтение во много раз увлекательнее любого приключенческого бестселлера.  

 Кстати,  дважды Герой Советского Союза Александр Родимцев, именем которого названа улица в областном центре,  тоже родом из Шарлыка.  Кажется, только таким и мог быть настоящий русский военачальник, каким показал его в спектакле заслуженный артист России  Сергей Тыщенко – закаленный в боях, видевший все ужасы войны, но не потерявший ни способности к состраданию, ни чувства юмора. Родимцев в спектакле – не гранитный памятник, а живой человек, который в освобожденном концлагере, среди человеческого пепла радуется рождению новой жизни…  

А вот в начале спектакля некий оренбургский обыватель (заслуженный артист РФ Сергей Бухаров) радуется нападению фашистов. Наверное, были и такие.  И осталось в городе (он тогда Чкаловым именовался)  и области немало молодых матерей-солдаток, тоскующих и ожидающих писем с фронта.    Но разве условно мирная жизнь в этом заключалась?  Она и в тылу шла по законам военного времени, под лозунгом «Все для фронта, все для Победы!». И ее движение определяли совсем другие персонажи.   Полуголодные подростки, которые по 16 часов стояли у станка, старики, женщины и дети, тянувшие на себе все сельское хозяйство, кормившее в основном фронт, тоже совершали  здесь свой подвиг.  Возможно, не меньший, чем наш земляк  Михаил Клипиницер,  чей образ  вечно спешащего и готового жизнью рисковать ради нескольких строчек в газете  военкора воплотил на сцене  неподражаемый Сергей Кунин.   Или   соавторы  песен «Соловьи», «На солнечной поляночке»  оренбургский поэт Алексей  Фатьянов и   знаменитый композитор Василий Соловьев-Седой, эвакуированный в Чкалов.  Но ведь  и о них сегодня почти ничего не знают!

-Не знают, и знать не хотят!  –  не раз и не два с горечью восклицает мудрая и терпеливая   смотрительница музея (заслуженная артистка России Надежда Величко).   

- Не знаем,  и знать не хотим!? – чуть ли не с ужасом осознают вдруг юные посетители. 

 

Мысль, кстати, тоже не нова. Но, наверное, это как раз тот случай, где повторение должно сыграть  свою благотворную роль.